Главная    Почта    Новости    Каталог    Одноклассники    Погода    Работа    Игры     Рефераты     Карты
  
по Казнету new!
по каталогу
в рефератах

Александр II и Екатерина Долгорукая

;                                         
   Миновав Инженерную улицу, карета выехала на Екатерининский   
 канал и поехала вдоль сада Михайловского дворца. На улице было
 пустынно, и карета, запряженная орловскими рысаками, шла очень
 быстро. Несколько полицейских агентов, расставленных по        
 маршруту, наблюдали за улицей. Они видели, как мальчик тащил   
 салазки с корзиной, офицера, двух или трех солдат и молодого   
 человека со свертком в руках. Когда царская карета поравнялась
 с ним, он бросил сверток под ноги лошадей.                     
   Раздался страшный взрыв, звон разбитого стекла. Из-за        
 поднявшегося густого облака дыма и снега сразу ничего нельзя   
 было разобрать. Слышались крики и стоны. Двое казаков и        
 мальчик с салазками лежали в луже крови, около них - убитые    
 лошади.                                                        
   Бомбиста схватили выскочившие из саней полицейские. (Им      
 окажется народоволец Рысаков.) Сбежался народ.                 
   Александр II остался цел и невредим, был лишь оглушен        
 взрывом. Казалось, и на сей раз Бог миловал. Пошатываясь, царь
 направился к бомбисту, которого толпа грозила растерзать.      
 Полковник Дворжицкий спросил царя: "Вы не ранены, ваше         
 величество?" Он ответил: "Слава Богу, я цел". Подойдя к        
 террористу, с минуту смотрел на него и наконец глухим, словно  
 простуженным голосом спросил: "Ты бросил бомбу?" - "Да, я". -  
 "Кто таков?" - "Мещанин Глазов". - "Хорош. - И уже             
 по-французски повторил: - Un joli Monsieur!" ("Хорош           
 господин!")                                                    
   Полковник Дворжицкий предложил государю скорее сесть в       
 карету и ехать. Как бы отвечая на прозвучавший вопрос "не      
 ранен ли он", Александр медленно ответил, показывая на         
 корчившегося в снегу раненого мальчика: "Я нет... Слава        
 Богу... Но вот..." На что услышал угрожающие слова бомбиста:   
 "Не слишком ли рано вы благодарите Бога?" И действительно,     
 едва царь двинулся дальше, как к нему из толпы приблизился     
 другой террорист, также со свертком, и бросил его под ноги     
 Александру.                                                    
   Новый взрыв, оглушительнее первого, потряс воздух. Александр
 и его убийца (им окажется народоволец Гриневицкий) лежали оба  
 на снегу, смертельно раненные. Лицо царя было окровавлено,     
 пальто изорвано. Кругом валялись куски вырванного мяса, он     
 истекал кровью. Глаза его были открыты, губы шептали:          
 "Помогите мне... Жив ли наследник?.."                          
   Когда первое оцепенение прошло, к царю бросились кадеты,     
 оказавшиеся рядом, и жандармский ротмистр Колюбокин. Тут же    
 находился и третий террорист, некто Емельянов, тоже с бомбой в
 виде свертка. Должно быть, на случай, если предыдущий взрыв не
 достигнет цели.                                                
   Царя уложили в сани полковника Дворжицкого. Кто-то предложил
 перенести раненого в первый же дом, но Александр, услышав это,
 прошептал: "Во дворец... Там умереть..." Вид его был страшен:  
 одежда частично сожжена, частично сорвана взрывом, правая нога
 оторвана, левая раздроблена и почти отделилась от туловища,    
 лицо и голова иссечены осколками.                              
   На руках (носилок не оказалось) царя перенесли из саней во   
 дворец. Все были перепачканы кровью, как мясники на бойне. В   
 дверь дворца пройти толпой не удалось, тогда ее выломали, и по
 мраморной лестнице, по коридорам царя пронесли в кабинет. Он   
 был без сознания.                                              
   Фельдшер Коган прижал артерию на левом бедре царя. Доктор    
 Маркус при виде медленно раскрывающегося окровавленного левого
 глаза умирающего лишился чувств. Вошел лейб-медик, известный   
 врач Боткин, но и он оказался не в силах помочь.               
   Когда княгине Юрьевской доложили, что с царем несчастье,     
 она, не теряя присутствия духа, подбежала к аптечке с          
 лекарствами и, велев слуге нести их в кабинет, сама бросилась  
 туда же. В это время царя как раз вносили. Казаки уложили      
 кровавое месиво на кровать. С редким самообладанием княгиня    
 принялась обмывать раны. Растирала виски эфиром и даже         
 помогала хирургам останавливать кровотечение.                  
   Прибыли наследник, великие князья и княгини. Неизменно у     
 постели умирающего находилась супруга. Вскоре началась агония,
 длившаяся три четверти часа. Дыхание стало затруднительным,    
 государь продолжал быть в бессознательном состоянии. "Есть ли  
 надежда?" - спросил доктора Боткина наследник. Тот             
 отрицательно покачал головой и проговорил: "Тише! Государь     
 кончается". Протоиерей Рождественский успел еще до этого       
 причастить умирающего.                                         
   В три с половиной часа пополудни руки женщины, которую он    
 так любил, навсегда закрыли ему глаза. Все преклонили колени.  
 Кто-то тихо рыдал...                                           
   В сладостную пору их всепоглощ
Пред.67
скачать работу

Александр II и Екатерина Долгорукая

 

Отправка СМС бесплатно

На правах рекламы


ZERO.kz
 
Модератор сайта RESURS.KZ