Главная    Почта    Новости    Каталог    Одноклассники    Погода    Работа    Игры     Рефераты     Карты
  
по Казнету new!
по каталогу
в рефератах

А.С.Пушкин в театральных креслах Петербурга

арь, а народ является
подлинным   героем   произведения.    Не   приемлет   народ  бессмысленной
жестокости, которую несет самодержавие, а не только персонально Борис
Годунов. Увидев, что и сторонники новоявленного  государя  начинают свою
деятельность  с  преступления,   народ отказывает в поддержке и
Лжедимитрию.
     Трагедия началась политическим убийством безвинного царевича Димитрия и
закончилась бессмысленным убийством Марии и Федора Годуновых. Самодержавие
и насилие идут рука об руку. “Народ безмолвствует” — таков его приговор
общественной системе.
    Пушкин создал в трагедии собирательный образ народа. Действующих лиц из
народа Пушкин называет “Один”, “Другой”,“Третий”; к ним примыкает и баба с
ребенком, и Юродивый. Их короткие реплики создают яркие индивидуальные
образы. И каждый из них отмечает грань единого образа народа. Создавая этот
обобщенный образ, Пушкин и здесь следует законам драмы Шекспировой. Он
показывает на протяжении трагедии эволюцию образа народа. Если в первой
сцене это безразличная к борьбе за власть, лишь исподтишка иронизирующая
толпа, то на площади перед собором в Москве в отрывочных фразах звучит
настороженность народа, угнетаемого и притесняемого царской властью. И крик
Юродивого: “Нет, нет! Нельзя молиться за царя-Ирода!” — звучит призывом к
бунту. Народ мятежный, охваченный страстью разрушения, показывает нам
Пушкин в сцене у Лобного места. Мудрым, справедливым и непреклонным судьей
истории предстает народ в финале трагедии.
    Мощью философского обобщения отличается многогранный, противоречивый,
воистину шекспировский образ царя Бориса. Уже в первой сцене автор устами
разных действующих лиц дает характеристику Годунову, как бы предупреждая
нас о сложности его личности: “Зять палача и сам в душе палач”, “А он сумел
и страхом и любовью, и славою народ очаровать”.
    В первом монологе Бориса в кремлевских палатах, перед патриархом и
боярами смиренная кротость и мудрая покорность обрываются интонацией
приказа. И уж совсем русская удаль и размах в последних строках:

        А там —сзывать весь наш народ на пир, Всех, от вельмож до нищего
        слепца; Всем вольный вход, все гости дорогие.
Глубокая, сильная душа Бориса раскрывается в монологе  “Достиг я высшей
власти...”. Философом предстает Борис, размышляющий о превратностях судьбы;
ему доступно понимание непреходящих ценностей жизни:

             ...ничто не может нас
             Среди мирских печалей успокоить;
             Ничто, ничто... едина, разве совесть.
Сила его характера   проявляется   и   в   беспощадности   приговора самому
себе:
            Да, жалок тот, в ком совесть нечиста.
Пушкин показывает Бориса и в кругу семьи; он нежный отец, мудрый наставник.
Но он не погнушается и выслушать донос. Более того в Московском государстве
целая сеть шпионов и осведомителей. В каждом боярском доме у Бориса есть
“уши и глаза”. И он не занимается выяснением справедливости доносов.
Жестокостью веет от его приказа: “Гонца схватить...”
     Как бы для того чтобы дать Борису достойного противника, Пушкин рисует
образ хитрейшего из хитрецов князя Шуйского. Но и в хитрости Борис может
помериться с любым хитрецом. Огромное самообладание проявляет он, внешне
спокойно выслушивая долгий доклад Шуйского о событиях в Угличе. “Довольно,
удались”, — отпускает царь подданного. Но как только ушел Шуйский, вопль
истерзанной совести вырывается из груди Бориса: “Ух, тяжело!.. Дай дух
переведу...”
     В сцене на Соборной площади у царя Бориса всего две фразы. Но и их
довольно Пушкину, чтобы в неожиданном заступничестве Бориса за Юродивого
отразить внутреннее понимание Годуновым своей ответственности за
преступление, совершенное в борьбе за престол.
     Создавая образ Бориса Годунова, Пушкин не задавался целью нарисовать
злодея от рождения. Борис Годунов привлекает силой характера, ума, страсти.
Но чтобы добиться власти самодержца и удержать ее за собой, надо быть
злодеем. Самодержавие обеспечивается властолюбием, хитростью, жестокостью,
угнетением народных масс. Это поэт делает очевидным всем содержанием
трагедии.
     Пушкин создает и  обобщенный  образ  правящей  верхушки — боярства. Это
Шуйский, Воротынский, Афанасий Пушкин. Они сами в конфликте и с царем и с
народом, но им нужен и конфликт царя с народом — на этом строится их
благополучие.
     Нарождающееся и обделенное дворянство рисует Пушкин в образе
талантливого полководца, хитрого царедворца Басманова, которому неизвестны
мучения совести. Представитель молодого в ту эпоху класса, он готов и на
измену ради обеспечения личной выгоды.
    “Милым   авантюристом”   назвал   Пушкин   своего   Самозванца,
которого отличает обаяние молодости, бесшабашная смелость (сцена в корчме),
пылкость чувств (сцена у фонтана). Он смел и лукав, находив и льстив. И
даже “хлестаковскими” чертами, присущими любому авантюристу,   наделяет
Пушкин   Самозванца:   в   сцене  с   поэтом, преподносящим   ему   стихи;
 в   сцене,   где   Лжедимитрий   строит прожекты относительно своего
будущего двора. Ничего нет в нем барского, величественного, даже ростом мал
Самозванец. Героем его  сделало    “мнение    народное”,    обращенное
против    “царя-Ирода”.
    Совесть народную представляют в трагедии   Пимен  и   Юродивый. В
неторопливой, мудрой речи Пимена слышится недовольств царской властью,
властью царя-преступника.  Пимен  является  выразителем гнева и мнения
народа.
     Как и Шекспир, Пушкин смешивает стихотворную и прозаическую речь.
Внутри стихотворной речи рифмованный стих соседствует с белым стихом.
Стихотворные размеры меняются со смелостью дозволенной только гению. И
всякий раз язык героя (и размер стиха) именно тот, которым может говорить
только этот персонаж. Русская народная речь, отражающая “лукавую
насмешливость ума” присущую русскому народному складу, в трагедии
представлена очень широко. Но русской речью в форме народной прибаутки
может заговорить только Варлаам, а русская речь в форме народного плача
может раскрыть душевную боль Ксении —  “в невестах уж печальней вдовицы”.
     Размеренным белым стихом разговаривают в палатах царя Бориса и в
боярских домах. Рифмованная, более легкая речь — в Кракове и Самборе.
Величавая чеканка речи царя Бориса выдержана от первого его слова до
последнего (“Я готов”).
     Действующие лица в “польских” сценах изъясняются особенно изысканно.
Изменяется в зависимости от окружения и речь Самозванца: в сценах, где он
становится царевичем Димитрием, она более легкая, изысканная, чем была у
Гришки Отрепьева. А в монологе патера Черниковского ( “Всепомоществуй тебе
снятый Игнатий...”) слышны интонации польской речи.
     Народ изъясняется почти всегда прозой. Даже стихотворная форма первых
народных сцен краткостью и разорванностью реплик, частотой восклицаний
создает впечатление разговорной речи.
    “Борис Годунов” — первая народная трагедия России. Трагедия, обнажающая
сущность самодержавия, его антинародный характер. Естественно, что царь
долго отказывался разрешить ее опубликование, издана она была только в 1831
году, но была запрещена для сцены. Даже отрывки из нее цензура не разрешала
исполнять в театре. Впервые трагедия Пушкина была поставлена лишь в 1870
году на сцене Александрийского театра.

    3.“Маленькие трагедии”
     Дальнейшим утверждением театральной эстетики Пушкина  стали  “маленькие
трагедии”: “Скупой рыцарь”, “Моцарт и Сальери”, “Каменный гость” и “Пир  во
время чумы”.
    Сюжетно не  связанные  между  собою,  “маленькие  трагедии”  объединены
философскими размышлениями поэта. Несмотря на горечь  утраты  “120  братьев,
друзей, товарищей”, Пушкин и в последекабрьскую пору остался  верен  идеалам
“вольности  святой”  и  проповедовал  своим  творчеством  идеи  освобождения
народа;
    Лишь я, таинственный певец, На берег выброшен грозою, Я
    гимны прежние пою...
Создание Пушкиным “маленьких трагедии” и “Русалки” связано творческим
феноменом “болдинской осени” поэта — осени 1830 года. В это же время были
написаны “Станционный смотритель”, “История села Горюхина”, десятая глава
“Евгения Онегина”. Широкая тематика пушкинских творений этого периода
охватывает нечто большее, чем личные ассоциации автора, вынужденного
выжидать холерный карантин (в разлуке с невестой Н. Н. Гончаровой накануне
своей женитьбы), вполне осознавшего, что с момента возвращения из ссылки он
оказался скованным не только в свободе творчества, но даже в свободе
передвижения, находясь под неусыпным наблюдением Третьего жандармского
отделения личной его величества канцелярии. Замыслы Пушкина были
необъятными. Он думал и над историей Петра I и над историей царствования
Александра 1. Его волновала тема декабристов и самого восстания 14 декабря
1825 года.
    “Маленькие трагедии”  родились  от  живой  заинтересованности  поэта  в
развитии  русского  театра,  от   желания   создать   глубокие   социально-
психологические образы, не просто рассказать о действии,  но  развить  само
действие.
    Не следует искать в “маленьких трагедиях” иной связи  с  произведениями
Вильсона и Корнуола или Тирсо де Молина и  Мольера,  кроме  чисто  сюжетного
сходства.  Пушкин,  как,  впрочем,  и  Шекспир  и  Гете,  смело  использовал
известные сюжеты для  создания  вполне  самобытных  произведений.  Известные
сюжеты наполнены у Пушкина новизной  содержания,  широтой  и  контрастностью
характеров персонажей.
    В “Скупом рыцаре&r
12345
скачать работу

А.С.Пушкин в театральных креслах Петербурга

 

Отправка СМС бесплатно

На правах рекламы


     ZERO.kz          
 
Модератор сайта RESURS.KZ