Главная    Почта    Новости    Каталог    Одноклассники    Погода    Работа    Игры     Рефераты     Карты
  
по Казнету new!
по каталогу
в рефератах

Золотая Орда

я, по сути, собранием Чингизидов, военачальников и деятелей гражданской администрации для принятия  к сведению и исполнению заранее принятых решений кагана и его ближайшего  окружения, и он не ограничивал власть повелителя империи. После смерти Мунке-кагана в 1259 году общемонгольские курултаи не созывались.
Съезды Чингизидов и военно-кочевой знати собирались также  и в улусах. Согласно Ибн-Баттуте, в улусе Чагатая такое собрание носило тюркское название «той» (пир, пиршество, праздник) и созывалось ежегодно. Отказ хана созвать «той» (курултай) считался нарушением установившегося обычая и мог служить основанием для оправдания восстания против него. На той, по словам Ибн-Баттуты, съезжались потомки Чингисхана, военачальники, правители областей и знатные женщины.
Одной из целей улусных курултаев было предупреждение усобиц (Таласский курултай 1269 г., курултай 1309 г.). Однако феодальные распри между Чингизидами не прекращались, и поведение каждого из царевичей определялось на деле не решением курултая, а его военной мощью.
Яса. Образование монгольского государства в начале XIII века вызвало необходимость выработки общих, закрепленных письменно правовых норм и законодательных уложений для управления государством. Для этой цели было приспособлено обычное право, подвергшееся кодификации и изменениям, отвечавшим новым условиям. Свод законов и установлений получил название «Великая Яса» Чингиз-хана.
Яса (более полная форма ясак, монг. – дзасак) означает «постановление», «закон». По словам Джувейни, законы и постановления Чингиз-хана были написаны на свитках («тумар») и хранились у наиболее авторитетных царевичей – знатоков Ясы. Яса не сохранилась в подлиннике и известна лишь в отрывках и сокращенных изложениях. Наиболее подробные сведения о постановлениях Ясы даны у Джувейни и у арабского писателя XV в. Макризи. Продолжительное время Яса оставалась для монгольских государей высшим авторитетом. Члены ханского рода, отступившие от Ясы, строго наказывались в соответствии с изречениями Чингиз-хана, называвшимися тюркским словом «билик» (знание).
Созданная Чингиз-ханом система права отвечала запросам и потребностям феодализирующегося монгольского общества. В ней законодательным путем были закреплены лишь те из прежних норм обычного права, которые соответствовали интересам феодально-кочевой знати, а также вновь созданные.
Яса Чингиз-хана регламентировала лишь нормы кочевой жизни. В большинстве покоренных монголами стран, в частности, в Средней Азии, где издревле существовала своя правовая традиция, подчинить население новому праву было чрезвычайно трудно. Правовая система монголов, выработанная на основе обычного права кочевников и преимущественно для кочевников, в иных условиях оказывалась крайне неудобной .Многие стороны социально-бытовой и общественной жизни, в частности юга и юга-востока Казахстана, оставались вовсе не регламентированными Ясой, а отдельные ее предложения вступали  в противоречие с мусульманским религиозным правом и обычаями местного населения. На этой почве возникали столкновения между блюстителями Ясы и местным населением, оборачивавшиеся, как правило, трагедией для последнего.
Однако с течением времени Чингизиды и военно-кочевая знать все больше воспринимали традиции мусульманской культуры и государственности и все менее следовали в своей жизни предписаниям Ясы. По словам Хамдаллаха Казвини, «у монголов нет обычая обитать в городах, и это противно Ясаку Чингиз-хана». Между тем именно это требование наиболее часто нарушалось самими Чингизидами, как в улусе Джучи, так и в улусе Чагатая. Особенно среди кыпчакской знати, в связи с усилением влияния оседло-земледельческих мусульманских стран, постепенно стало распространяться мусульманское право – шариат.
    
2.2. Государственно-административное устройство улусов
 
Как говорилось выше, Монгольская империя считалась владением всего ханского рода. Каждый представитель правящего дома получал определенное число ремесленников и земледельческий район из общей территории империи, доходы с которых служили для удовлетворения потребностей двора и войска. При этом Чингизиды должны были жить со своими улусными людьми в отведенных им юртах – территориях для летних и зимних кочевий. Они не могли вмешиваться в управление оседлыми областями и собирание податей с населения, эта обязанность возлагалась на особое лицо, назначаемое великим ханом, а затем местным правителем.
Высшее сословие в государствах, образованных монголами, составляла тюрко-монгольская кочевая знать во главе с Чингизидами. Военная власть первоначально была отделена от гражданской власти, которая в улусах находилась, как правило, в руках представителей местной знати. Местное население было обязано поставлять воинов для участия в военных походах. Войско делилось на правую и левую руку. Командовали ими туменбасы (десятитысячники), мынбасы (тысячники), жузбаси (сотники), онбасы (десятники).
Была установлена своеобразная система налогообложения местного населения. Кочевники – скотоводы обязаны платить «Копчур» – одну голову со ста голов скота, «тагар» – налог для снабжения войск, делившийся на две части – «азук» - сбор продовольствия и «алык» – сбор фуража. Земледельцы платили налог «харджи – хараджат».
Кроме прямых налогов, население несло повинности – «конгла», содержание войск на постое, «Джамалга», обеспечение гонцов и административных лиц, уртонную повинность – содержание почтовых станций. Купцы уплачивали пошлины с товаров – «тамга». В Улуг – Улусе существовала четкая система сбора налогов, учет велся по специальным реестрам – «дафтари». Русские княжества платили «выход» – дань в размере процентов от стоимости имущества с каждого хозяйства. Сбор налога осуществлялся баскаками, а  с XIV в. – через откупщиков и местную знать. Этим воспользовались, в частности,  московские князья, в казне которых оседала большая часть «Ордынского выхода» – налога, для уплаты же требуемой суммы местные правители ужесточали налоговый гнет своего народа.
 Как при Чингиз-хане, так и при его преемниках, монголы пользовались услугами образованных инопленников в качестве чиновников. Делопроизводство государственных канцелярий, даже после принятия ханами Золотой Орды и Чагатайского улуса ислама, в значительной степени функционировало на тюркском, точнее средневековом уйгурском письме.
Гражданское управление оседлыми областями улуса Чагатая было поручено мусульманскому купцу Махмуду Ялавачу, уроженцу Хорезма. Несмотря на все перевороты, происходившие в собственно Монголии и улусе Чагатая, семейство Махмуда Ялавача сумело сохранить в своих руках гражданское управление оседлыми областями Средней Азии до начала XIV века. При Масуд-беке, сыне Махмуда, в государстве Чагатаидов были осуществлены меры по упорядочению денежного хозяйство.
В Жетысу Чингизиды до начала XIV века оставались предводителями кочевников и не вмешивались непосредственно во внутреннее управление Мавераннахром.
В отдельных областях и городах (Бухара, Отрар, Шаш, Ходженд, Фергана, Алмалык и др.) во главе гражданского управления стояли местные правители из тюркских династий домонгольского происхождения, носившие арабский титул «малик». Наряду с маликами в покоренных городах сидели монгольские даруги (даругачи). В первое время после завоевания даруги представляли военную власть победителей на местах, впоследствии на них были возложены такие обязанности, как проведение переписей населения, регулярно проводившихся в фискальных целях, набор войска, устройство почтовых сообщений, сбор податей и доставка ко двору дани. Такой порядок в основе своей сохранился до начала XIV века.
В XIV веке в государственно-политической жизни Чагатаидского государства произошли значительные перемены. Приписываемыми Кебек-хану реформами, направленными на политическую централизацию государства, были упразднены автономные права местных маликов, страна была разделена на мелкие административные единицы – туманы, во главе которых стали представители тюрко-монгольской кочевой знати.
В результате денежной реформы, проведенной в 1321 году с учетом состояния денежного хозяйства в государстве, а также опыта организации денежных систем в хулагуидском Иране и Золотой Орде, была введена новая общегосударственная серебряная монета – динар «кебеки», чеканившаяся от имени правящего Чагатаида. Однако феодальные распри, ослабление ханской власти свели  последствия реформ Кебек-хана почти на нет. Фактически управление страной  находилось в руках местных властей, с той лишь разницей, что прежних правителей заменили в системе административного управления предводители кочевых тюрко-монгольских племен.
В Золотой Орде сохранились основные начала государственного строя улуса Джучи. Государство потомков Джучи по политическому устройству представляло собой типичное кочевое государство, разделенное на улусы, дробившееся в свою очередь, на более мелкие уделы – владения.
В системе внутреннего управления Золотой Орды важное место занимал административно-чиновничий аппарат, представленный служилыми людьми, а также военно-кочевой знатью, среди которых наиболее заметна была роль выходцев из тюркских народов – кыпчаков, средневековых уйгуров, волжских булгар. Для непосредственного руководства армией и внутренними делами государства были учреждены особые должности, и хан из потомков Джучи обычно, «не входя в подробности обстоятельств», «довольствовался тем, что ему доносили, но не доискивался час
1234
скачать работу

Золотая Орда

 

Отправка СМС бесплатно

На правах рекламы


     ZERO.kz          
 
Модератор сайта RESURS.KZ