Главная    Почта    Новости    Каталог    Одноклассники    Погода    Работа    Игры     Рефераты     Карты
  
по Казнету new!
по каталогу
в рефератах

Аграрная политика Н.С. Хрущева

ные   о   росте   производства   продукции
животноводства приводятся не от начала выдвинутой программы, а  лишь  за  11
месяцев текущего года. Приводится и обширный список достижений  передовиков.
Возглавляет его «выдающаяся победа» под руководством  партийной  организации
трудящихся Рязанской  области,  где  производство  мяса  за  один  1959  год
возросло в 3,8 (!) раза. На самом же деле здесь,  как  и  во  многих  других
местах,   проводилось   безрассудное   насильственное    обобществление    и
уничтожение поголовья скота личных подсобных хозяйств,  имели  место  прямой
обман, приписки.
            В 1961 году уже, надо полагать, убедившись в провале  выдвинутой
сверхпрограммы по животноводству, Хрущев пытается придать ей второе  дыхание
за счет Нечерноземья. Он ставит немыслимую задачу: производить в  зоне  100-
120 центнеров мяса в убойном весе и  900-1000  центнеров  молока  на  каждые
1000 гектаров пашни. Поскольку, по его мнению, для решения  этой  задачи  за
счет  роста  производства  говядины  потребуется  3-4  года  (опять),  «…нам
следует  пойти  по  пути  увеличения  свинины.  Тогда   можно   за   год-два
удовлетворить спрос населения на мясо. Свинья  скороспелое  животное»[8].  В
части кормовой базы надежды возлагались  на  три  кита:  кукурузу,  сахарную
свеклу, бобовые. Свиноводство предлагалось  развивать  на  сахарной  свекле,
которая, как утверждал докладчик, дает в Нечерноземье  по  300-400  и  более
центнеров корней с гектара. И опять  чудовищный  просчет.  В  Центральном  и
Волго-Вятском районах РСФСР, не говоря уже о  Северо-Западном,  в  1961-1965
годах среднегодовая урожайность сахарной свеклы  составляла  всего  лишь  75
центнеров с гектара. О кукурузе уже говорилось выше.
             Нельзя не заметить и того,  что  на  двух  специальных  крупных
совещаниях по проблемам развития сельского хозяйства  Нечерноземья  не  было
не сказано ни слова о последствиях войны и оккупации, ни слова о  культурно-
бытовом, жилищном, дорожном и вообще производственном  строительстве.  Мираж
из  кукурузы,  сахарной  свеклы  и  кормового  гороха,  окантованный  тушами
откормленного, убиенного и готового к отправке в город скота, заслонил  все.
Удар этот усугубился и тем, что с 1961  года  правительство  увеличило  план
закупок зерна  в  этих  районах.  Недоброй  сестрой  Нечерноземью  оказалась
целина.
                Стремление  выполнить  «программу»  любой  ценой  привело  к
тому, что в одном  лишь  1963  году  было  забито  почти  30  миллионов  (42
процента) поголовья свиней в  стране.  И  лишь  через  15  лет  это,  дотоле
непрерывно растущее поголовье, было восстановлено,  еще  через  10  лет  оно
увеличилось примерно на 10 миллионов голов - ровно на  столько,  на  сколько
оно возрастало после 1956 года каждые два  года.  Пошатнулся  тогда  и  рост
поголовья всех других видов скота и птицы.
                И так, три задачи, три сверхпрограммы и…четыре  провала.  Да
четыре, ибо провалены были не только эти программы (были еще и  другие),  но
и весь план крутого подъема сельского хозяйства. В каждой из  сверхпрограмм,
включая в их целевую направленность, было немало реального, Нежизненными  их
делали, как правило, масштабы, методы, намечаемые сроки выполнения.



                             МАРШ РЕОРГАНИЗАЦИЙ


     Выдвижение  волюнтаристских   целевых   программ   развития   сельского
хозяйства объективно не могло сочетаться с научными  средствами  и  методами
их   реализации.   Село   превратилось   в   обширный   полигон   постоянных
реорганизаций  и  преобразований.  В  основе  их  лежали   догматизированные
положения  о  преимуществах  крупного  социалистического  производства   над
мелким и о государственной форме собственности как  высшей  по  отношению  к
кооперативной.
     Со второй половины 50-х годов начался новый этап  укрупнения  колхозов.
Ежегодно ликвидировалось примерно 10 тысяч уже укрупненных  ранее  колхозов.
В 1963 году их осталось 39 тысяч против 91 тысячи в 1953 году.  «Ради  дела»
самая демократичная и бесспорно эффективная  форма  управления  артели  (уже
бывшей!) – общее собрание колхозников – было подменено, как правило,  другой
– собранием их представителей. Средние размеры совхозов  в  1954-1962  годах
возросли в результате их укрупнения в три раза. Все это  представлялось  как
концентрация  производства,  но  на  деле  имел  место  худший  вариант  его
централизации с последующими отрицательными  показателями  эффективности.  В
те же годы началось преобразование колхозов в  совхозы.  Если  в  1955  году
было преобразовано 257 колхозов, то в 1956-1960-14763-почти в 12 раз  больше
в  среднегодовом  исчислении.  Эти  укрупнения  и  реорганизации  обернулись
тяжкой  трагедией  для  судеб   села.   Связанные   с   ними   централизация
руководства,    агрозоотехнической,    инженерной    служб    обезглавливали
объединившиеся тогда  в  единые  колхозы  и  совхозы  десятки,  сотни  тысяч
деревень. Сам собой встал вопрос о строительстве крупных центральных  усадеб
и «неперспективности» подавляющего количества  сел  и  деревень.  Их  жители
лишились   всяких   возможностей   стать   полноправными,   самоуправляемыми
коллективами,  а  рабочие  места  большинства  из  них  теперь   оказывались
разбросанными, как  правило,  по  всему  массиву  укрупненного  колхоза  или
совхоза,  концентрируясь,  естественно  на  центральных  усадьбах.  Проблемы
дорог и транспорта обострились до предела.
          Хрущев понимал это и был по  своему  готов  к  решению  так  круто
назревшего вопроса. При этом  он  исходил  из  давно  им  вынашиваемой  идеи
«агрогородов», строительства села по городскому типу. В речи на  Пленуме  ЦК
КПСС 29 декабря 1959  года  он  раскрывает  свою  программу.  Она  полностью
игнорировала положения Отчетного доклада на ХХ съезде партии,  где  много  и
весьма   аргументированно   говорилось   о   развертывании   индивидуального
строительства на селе, использовании для этого необходимых  и  разнообразных
ресурсов.  На  Пленуме  речь  шла  уже  о  совершенно  другом.  «Конечно,  -
отмечалось  в  речи,  -  сейчас  нельзя  навязывать  колхозникам,  например,
многоэтажные дома. Они не привыкли к этому. Но нам самим надо  держать  курс
на это, не сегодня,  так  завтра  мы  подойдем  к  этому  вопросу  вплотную.
Содержание многих разбросанных  жилищ  обходится  дороже,  чем  собранных  в
одном месте»[9].
           Правда, Хрущев предупреждает и о важности проявления  терпения  в
этом большом деле и даже необходимости не превращать его в  кампанию.  Но  в
последующих  выступлениях  он  вновь  и  вновь  возвращается  к  этой  идее.
Программа эта жила уже не только на словах, на бумаге, но и на практике.  На
том же декабрьском Пленуме ЦК 1959 года  упоминалось  о  первых  результатах
работы проектных организаций по  ликвидации  «неперспективных  деревень»,  о
массовом  сселении  их  жителей  и  концентрации  скота  в  крупномасштабных
поселках  и  фермах.  Нашлись  и  председатели  колхозов,  поддержавшие  эту
очередную новацию. И уже на рубеже 50-60-х годов  в  ходе  составления  схем
районных планировок оказались «неперспективными» сотни тысяч сел и  деревень
страны.  Миллионы  крестьян  потянулись  в  центральные,  крупные   сельские
поселки, а чаще – мимо них, в город.
           Но не  меньшие,  а,  пожалуй,  значительно  большие  потери  наше
сельское, да и народное хозяйство в целом, понесло еще от одной  манипуляции
бюрократизма  над  специализацией.  Началось  безудержное  сокращение  числа
сельскохозяйственных отраслей,  промыслов  в  колхозах,  отдельных  районах.
Стали пропагандироваться узко- и одноотраслевые  хозяйства  крупных,  иногда
гигантских размеров. В угоду этому была фактически  предана  забвению  целая
область  экономических  отношений  в  колхозах  и  совхозах  –  рациональное
сочетание отраслей, которое позволяло  эффективно  использовать  трудовые  и
материальные ресурсы и, что не менее важно,  укреплять  местный,  внутренний
рынок сельскохозяйственных продуктов.
           И результате такой «специализации»  тысячи  деревень  и  поселков
остались без производства мяса,  или  молока,  или  яиц,  или  фруктов,  или
овощей и ныне обеспечиваются ими за  счет  ввоза  извне.  Пики  занятости  в
подобных специализированных хозяйствах по  хлопку,  льну,  сахарной  свекле,
картофелю  сопровождались   огромными   растратами   трудовых   и   денежно-
материальных ресурсов. Главный  же  итог  проведенной  в  50-70-е  годы,  по
нашему мнению, заключается как в  резком  росте  дефицита  продовольственных
товаров на местных рынках, а отсюда и в  обострении  всей  продовольственной
проблемы в  стране,  в  росте  необходимости  привлечения  рабочей  силы  со
стороны.
          Особо следует сказать о 1958 годе. Он был весьма  специфическим  в
рассматриваемом ряде лет. Три Пленума ЦК  КПСС  по  сельскому  хозяйству.  И
каких!  Главный  вопрос  –  о  дальнейшем  развитии   колхозного   строя   и
реорганизации машинно-тракторных станций.  Вопрос  этот  назрел  в  глубинах
экономической   мысли    и    практической    хозяйственной    деятельности.
Стратегически он был целиком оправдан.  Но  официальная  его  постановка  на
февральском (1958 г.) Пленуме ЦК КПСС  была  для  общественности  совершенно
неожиданной. Еще в Отчетном докладе ЦК КПСС съезду партии Хрущев  говорил  о
возрастании  роли  МТС,  о  мерах  по  коренному  улучшению  их  работы,   о
целесообразности в течение ближайших  лет  перевезти  МТС  на  хозяйственный
расчет.  Нет  никакого  намека  на  приближающуюся  реорганизацию  МТС  и  в
постановлениях ЦК КПСС и Совета Министров 1957 года.
           И вдруг – как снежная лавина. 25-26 февраля  1958  года  проходит
Пленум ЦК с  повесткой  дн
12345След.
скачать работу

Аграрная политика Н.С. Хрущева

 

Отправка СМС бесплатно

На правах рекламы


     ZERO.kz          
 
Модератор сайта RESURS.KZ