Главная    Почта    Новости    Каталог    Одноклассники    Погода    Работа    Игры     Рефераты     Карты
  
по Казнету new!
по каталогу
в рефератах

Чан Кайши



 Другие рефераты
Царь Иван Грозный Царь Иван Грозный Чарльз Бэббидж – человек, который опередил свою эпоху Чарльз Дарвин

«Чан Кайши (другой вариант произношения - Цзян Цзеши) 1887 – 1975 -
Диктатор Китая, затем глава гоминьдановской администрации на Тайване. В 20-
е гг. выступал на стороне Сунь Ятсена. В 1926 г. в качестве
главнокомандующего национально-революционной армией гуанчжоуского
Национального правительства участвовал в Северном походе. В апреле 1927 г.
совершил переворот, обрушил террор на коммунистов и установил в стране
диктаторскую власть. В 1930- 1934 гг. предпринял 5 походов против районов,
находившихся под контролем главных сил Красной армии Китая. После нападения
Японии в 1937 г. на Китай пошёл на создание единого антияпонского фронта на
основе блока своей партии Гоминьдан и компартии Китая. После капитуляции
Японии (2 сентября 1945 г.) отверг предложение компартии о создании
коалиционного правительства. В гражданской войне, начавшейся в июле 1946
г., Народно-освободительная армия Китая к концу 1949 г. в основном
освободила весь континентальный Китай. Чан Кайши вместе с остатками своих
войск бежал на остров Тайвань. В период господства в Китае в 1927-49 гг. он
сосредоточил в своих руках посты президента республики и главнокомандующего
вооружёнными силами.»
                                                     Выписка из
энциклопедии World Wide Coins.



                                                     Введение.
Он пришел к власти в Китае в 25-м. Сдал ее на смертном одре в 1975 г. на
острове Тайвань, за два года до своего 90-летия. О нем еще при жизни было
сказано: "Такие герои рождаются один раз в 300 или даже 500 лет". По
древней традиции, к его имени всегда присовокупляли должность или звание:
Цзунцай Цзян – генералиссимус, высший арбитр Цзян, председатель Цзян,
главнокомандующий Цзян, президент Цзян и даже Цзян-гун, то есть император
Цзян, владыка Цзян, государь Цзян. У нас он известен под именем Чан Кайши:
двойной перевод – с китайского на  английский, а с него – на русский.
Дважды искажена транскрипция имени. Что уж говорить о биографии...
   Я с детства видела только карикатуры на него – на громадных щитах "Окон
ТАСС", на уличных разворотах-стендах центральных газет, в подшивках
"Крокодила" на столиках в парикмахерских в закутке для ожидания очереди к
мастеру. На карикатурах Чан Кайши всегда был маленький, щуплый, в высокой
фуражке с восьмиконечной кокардой, в огромных очках, за стеклами которых –
короткие узкие штришки глаз, широко растянутый рот с громадными зубами
(пресловутая китайская неснимаемая улыбка), на плечах огромные, как
консервные банки, круглые погоны с плетеной бахромой и аксельбанты через
грудь, а на махоньких сапожках – кавалерийские шпоры.  Потом, через три
десятка лет, я узнал – что было непросто, да и сейчас  непросто, у нас о
нем до сих пор не любят распространяться как об одном из  своих
исторических грехов, – так вот, я узнала, что на тех карикатурах  многое
было правдиво. Видимо, компетентные учреждения давали художникам
фотоматериал о нем, и Кукрыниксы, Ефимов, Ганф и прочие своим  почерком все-
таки кое-что о нем сообщали: действительно, носил очки,
взаправду был великолепным наездником, и его мундиру генералиссимуса
полагались старинные, как у нас в 1812 г., погоны...
    Не любили у нас Чан Кайши. Зато в добрых отношениях с ним были великие
люди планеты: Сунь Ятсен, чьим  учеником и преемником он был, Махатма
Ганди, Черчилль, крупнейшие деятели  и военачальники США – Ф. Рузвельт,
Макартур, Маршалл, Дж. Ф. Даллес,   Эйзенхауэр. И все они сходились в том,
что он – ярко выраженная личность,  типичный китаец, а значит, прежде всего
патриот. По убеждениям –  государственник, республиканец, по образу
действий – революционер. По   натуре – настойчив, прямолинеен, жесток,
хитер, коварен, недоверчив, изворотлив, импульсивен, горд, обидчив.
Талантливый политик. Блестящий военачальник. Поскольку родом из глубинки и
из простой семьи –  сверхэнергичный карьерист.
      Он сверг под руководством своего учителя Сунь Ятсена монархию в
Китае. Он
не позволил Китаю распасться после революции на мелкие феодальные деспотии.
Он заставил все государства планеты изменить свое отношение к  Китаю,
расторгнул несправедливые и грабительские договоры с ними и  заключил
новые, справедливые и равноправные. Он превратил свою Родину из  объекта в
субъект международного права, стал одним из учредителей ООН и  сделал Китай
постоянным членом Совета Безопасности – самого властительного  органа этого
"всемирного правительства".

   Рождение Чжоутая, Чжицина, Цзеши и Чжунчжэна.
      Он родился в 1887 г. в сельской семье, в деревне Сикоу, в одном из
беднейших мест Китая – в провинции Чжэцзян, явив собою 28-е поколение рода
Цзянов, восходящего к Чжоу-гуну – легендарному правителю, кумиру самого
Конфуция. В роду не меньше двух десятков поколений крестьян, только дед и
отец Чана выбились в купцы – подзаработали на торговле солью и известью. Но
обоих Чан потерял в раннем детстве, и мать воспитывала его одна.
      У его матери был талант давать имена очень своевременно. Ибо первое
детское имя Чжоутай, что означает "надежность", спасло мальчику жизнь: в
три года он засунул себе в горло палочку для еды, хотел измерить глубину
глотки. Еле спасли... А когда он пошел в школу (5 лет), она дала ему имя
Чжицин: "чистота помыслов, целей, устремлений". Тоже очень вовремя – в
этом возрасте он начал и до ранней юности продолжал лихорадочно
самоутверждаться в играх и соревнованиях с детьми и взрослыми, и жаждал
только выигрыша, и выигрывал, и, кроме первенства, не признавал иного
итога. Впрочем, как вспоминают свидетели, отличался ото всех он все же не
этим, а тем, что как никто умел сосредоточиваться, вдумываться, оценивать
себя и, других... В 11 лет на школьном уроке, выслушав зачитанные учителем
новости из газеты, он заявил, предвосхищая Билла Клинтона, что президент
США тоже всего лишь человек, как и все люди в мире, и поступает, как все.
Следующее имя, совсем взрослое, мать дала ему как раз в тот момент, когда
оно ему понадобилось – Цзеши, "утес". Потому что власти посадили подростка
– хозяина в доме – в тюрьму за неуплату податей вовремя. Семья
бедствовала. И он отсидел весь срок. Китайская тюрьма вошла в свод
международных идиом. Это ад. Первое взрослое имя не только пришлось
кстати, но и помогло выстоять в тюрьме.
      Все же упорный подросток закончил и сельскую, и уездную школы, в
которых  учился по классическим древним книгам. И вознамерился учиться
дальше, для  чего решился поменять привычную жизнь в родной деревне на
неизвестность в большом городе. Мать не перечит сыну. На прощание она дает
сыну последнее  взрослое имя – Чжунчжэн, "прямой, твердый, нелицеприятный
по нраву".

                                                    Шанхай.
      Шанхай! Волшебный, ослепительный мегаполис, порт всех мировых океанов
и морей, столица великой, необъятной Азии, ее рай земной, ее ад и
проклятие... Вчерашний деревенский школяр, а ныне студент по западной
системе обучения с широко открытыми от удивления глазами ходит сутками
мимо кофеен, шикарных ресторанов, модных магазинов и театров центра, мимо
старинного тесаного парапета реки Хуанпу, на своих берегах питающей
работой 20 километров пристаней, доков и складов. Цзян Чжунчжэн бродит
между лавчушек, мимо окраинных опиумных притонов и ночлежек, среди
проституток, наркоманов, бедных, как и он, студентов, бродяг, воров,
бездомных поденщиков-селян.
      Он понял тогда, чем живет Шанхай нескольких миллионов простых людей,
Шанхай узких дымных переулков, крошечных домиков, слепленных руками из
глины, с окошками без стекол, с неостывающим очагом, дающим пищи не досыта
и тепла не вдоволь. Он почувствовал, отчего закипают злобой миллионы
сердец шанхайских мастеровых и ремесленников. Он догадался, почему в
пригородных рощах деревья и кусты стоят без коры, обглоданные
человеческими существами на высоту их роста. Юноша еще не знает, как
изменить позорную действительность, но уже видит – это нелегко, даром что
почти на каждом шагу за народом следят вооруженные патрули маньчжурской
гвардии, а в глубь окраин уставились со ступеней дворца императорского
наместника жерла тяжелых пушек.
      Юноша с последним взрослым именем "прямой, честный, твердый по
характеру"
принимает два решения: стать военным и свергнуть императора. Чтобы стало в
Китае хорошо, как в центре Шанхая. Юноша едет в Японию – в военное
училище.

                               Становление военного профи.
      Чаще всего великие порывы и свершения имеют прозаическую причину,
обыденную или очень приземленную подоплеку. Так было и в случае молодого
юнкера Чан Кайши – деревенский сирота-беднота, вечно голодный школьник и
более чем скромно живущий шанхайский студент имел в детстве и юности лишь
одну опору для своего самосознания, одну подмогу своему растущему быстрее
организма тщеславию, – он, Чан Кайши, ханец, представитель самой массовой,
государство- образующей нации в Китае, где 90% населения ханьцы. А
императорский дом тогда был в Китае маньчжурским. Маньчжуры на вершине
власти – это было для юнкера-националиста невыносимо.
      Забавная историческая параллель: наш Ленин и его соратники по партии
большевиков подолгу жили и готовили революцию для России не где-нибудь, а
в Германии и Австро-Венгрии, то есть в странах, воевавших с их родной
страной. Сунь Ятсен и его единомышленники – среди них и Чан Кайши –
пестовали свою революционную партию Гоминьдан и готовили антимонархическую
революцию для родного Китая не где-нибудь, а в Японии, всегда желавшей и не
раз пытавшейся завоевать Китай...
      Настал день, когда молодому Чан Кайши вручили офицерские погоны.
Училище
окончено с отличием. Отныне о
1234
скачать работу


 Другие рефераты
Арал теңізінің проблемалары
Армии в меняющемся мире
Асмолов как основатель ДГТФ
Референдум и его социальная функция


 

Отправка СМС бесплатно

На правах рекламы


ZERO.kz
 
Модератор сайта RESURS.KZ