Главная    Почта    Новости    Каталог    Одноклассники    Погода    Работа    Игры     Рефераты     Карты
  
по Казнету new!
по каталогу
в рефератах

Лев Давидович Троцкий и IV интернационал



 Другие рефераты
Лаврентий Павлович Берия Лаврентий Павлович Берия Лев Зощенко Лев Карсавин

Отечественная история возвращает себе имена. Они разные : каждый из
людей, творивших истерию нашей страны, оставлял в ней свой собственный,
неповторимый след. Были годы, когда следы этих людей, казалось,
безвозвратно терялись в дебрях официальных, писанных как будто под диктовку
версий и интерпретаций отечественной истории. Но история не могла
вместиться в "прокрустово ложе" казенных летописей. Она, история, оставляла
себе право воскрешать из небытия имена людей, которые ее действительно
творили.
     За долгие годы нас приучили к необходимости видеть в происходящем
деятельность масс, социальных классов и групп, в меньшей степени -
политических партий и организаций. Таким образом, исследовались
общественные процессы на макроуровне, к микроструктурам в лучшем случае
отношение было снисходительным. Обычно повторялись несколько затасканных
цитат из произведений В. И. Ленина, К. Маркса и др. На этом исследование
личностного фактора считалось законченным.
     За подобное самодовольство и пренебрежительность к личности не только
политического деятеля, но и рядового человека, мы были жестоко наказаны.
     С конца 20-х годов советская история не просто обезлюдела. Вместе с
интересом к изучению деятельности отдельной личности был потерян и вкус к
познанию индивидуального в нашей истории, без чего немыслимо представить ее
неповторимость, неоднозначность событий и социального поведения тех самых
классов и групп, деятельность которых рассматривали общественные науки. И
лишь в последние несколько лет стало возможным серьезное обращение к
изучению роли в истории и идейного наследия таких политических лидеров как
Бухарин, Рыков, Томский, Радек, Зиновьев, Каменев и многие другие.
Разумеется, мы находимся только в начале этого сложнейшего, полного
противоречий, чреватого рецидивами процесса. Но уже то, что в нем участвует
не одна историческая наука, а фактически все отрасли отечественного
обществоведения, во-первых, существенно углубляет и дополняет наше
представления о прошлом, о людях и событиях, о целых периодах и эпохах в
жизни коммунистической партии и страны в целом. И, во-вторых, вселяет
уверенность, что этот процесс не обратим. Нынешнее время возвращает много
имен, открываемых нами как бы заново. Это относится и к имени человека,
которое существовало в нашем сознании как символ олицетворения всего
черного, преступного, антисоветского. Это Лев Давидович Троцкий /1879-
1940/. А ведь в любой газете до конца 1923 года его фамилия упоминалась
всегда рядом с фамилией Ленина, вместе они именовались "вождями мирового
пролетариата". Так было шесть с половиной лет, почти до самой смерти В. У.
Ленина.
      Прошло всего шесть лет с тех пор, как в нашей стране после более чем
60-летнего перерыва стали публиковать сначала выдержки из работ, затем
отдельные статьи, а чуть позже - более крупные произведения Л. Д. Троцкого.
И еще меньше времени - с момента появления первых исследований, освещающих
деятельность и взгляды этого политического деятеля. Однако мы получили
возможность ознакомиться лишь с небольшой частью идейного наследия этого
видного революционера и теоретика пролетарского движения. К сожалению,
вместо глубокого анализа деятельности Л. Д.
Троцкого и идеологии «троцкизма» поворот от полного запрета Троцкого к его
"открытию" пошел по накатанной колее превращения злодея в героя. В печати о
Троцкого стали вспоминать главным образом как о жертве террористического
акта, в ряде выступлений распространялась идея о том, что он должен быть
также реабилитирован, как и многие жертвы беззакония 30-х - начала 50-х
годов. Эта мысль не нова. Приветствуя отказ от упрощенных негативных оценок
любого политического деятеля, следует решительно возразить против такого
демонтажа "образа врага", который сводится к механической замене знака
минус на плюс в изображении политического лидера со сложной судьбой и
противоречивой репутацией.
      С легкой руки Д. А. Волкогонова, выведшего Троцкого под именем "демона
революции" на страницы "Правды"( не уменьшается число публикаций так или
иначе связанных с деятельностью Л.Д. Троцкого в разные периоды нашей
истории. Вышли в свет публикации В. И. Биллика, В. П. Данилова, В. А.
Козлова и Е. Г. Плимака, Ю. А. Кораблева, М. А. Молодцыгина, А. В. Панцова,
А. М. Подщеколдина, В. Э. Роговина, Л. М. Спирина, в которых на достаточно
высоком научном уровне характеризуется политическое поведение Троцкого в
различные периоды его жизни.
      И все же правда о Л. Д. Троцком с большим трудом пробивает себе
дорогу. Объективные научные публикации тонут в потоке статей и книг, со
страниц которых Троцкий по-прежнему предстает неким "злым гением", любившим
себя в революции больше, чем саму революцию. При этом, однако, уже лишь
немногие авторы продолжают "разоблачение" Троцкого и троцкизма.
      Большинство же историков и публицистов, будучи, по-видимому, не в
состоянии в силу тех или иных причин отойти от оценок прошлого, тем не
менее вынуждены учитывать "дух времени". В их работах прослеживается
тенденция к обоснованию своеобразной концепции, лишь внешне - объективной,
а внутренне - противоречивой, в рамках которой допускается частичное
признание заслуг Л. Д. Троцкого как одного из практиков революции и в то же
время сохраняется генетическая преемственность по отношению к ряду узловых,
положений сталинской схемы - в первую очередь о диаметральной
противоположности теоретических взглядов Троцкого и Ленина. Не случайно
даже то немногое положительное, что отмечается этими авторами в
политической деятельности Троцкого, проговаривается, как правило, вскользь
и на общем негативном фоне может лишь подкрепить исследователей в мысли об
исключительной беспринципности этого человека. В наиболее полном виде
данное историографическое направление нашло отражение в многочисленных
публикациях Н. А. Васецкого( и, к сожалению, в некоторых работах Д. А.
Волконогова(.
      Формируемая в работах указанных авторов концепция в
последнее время все активнее завоевывает страницы газет и журналов. И это
понятно, так как ее уяснение не требует от редактора и читателя
решительного разрыва с иллюзиями, доминировавшими в нашем сознании многие
годы. Но чем массовиднее становится указанное историографическое
направление, тем больше вызывает потребность в критическом рассмотрении.
Ведь речь идет не только о воссоздании исторической правды о человеке,
ставшем крупнейшим противником Сталина. Без знания Троцкого и его идей
трудно объективно воссоздать и понять целую полосу в истории нашей страны,
а соответственно, гораздо труднее найти пути реформирования ее настоящего.
Ведь сейчас стало очевидным, что многое из того, о чем с тревогой
предупреждал Л. Д. Троцкий, полностью подтвердилось в практике социализма.
     Фактически советское "троцковедение" только зарождается. Поэтому
необходимо максимально учесть опыт зарубежных историков, публикуя их работы
в России. По крайней мере целесообразно издать наиболее крупные труды о
Троцком Н. Седовой, В. Сержа, М. Истмена, И. Дойчера, П. Бруэ и др. Этот
процесс уже начался. Политиздат выпустил в свет в 1991 году книгу И.
Дойчера "Троцкий в изгнании". Журнал "ЭКО: Экономика и организация
промышленного производства" на своих страницах познакомил читателя с
главами из книги французского ученого Пьера Бруэ(, одного из самых крупных
специалистов по Троцкому на Западе. А с послесловием к вышеуказанной
публикации выступил наш отечественный историк Данилов В.П., который
подчеркнул, что "П.Бруэ ведет большую работу по изучению и изданию
Литературного наследства выдающегося революционера XX века. Его обширная
монография "Троцкий" - итог собственной исследовательской работы, и
одновременно, обобщение достижений предшественников, прежде всего И.
Дойчера, Р. Даниэлса, М. Левина."(
      Следует отметить еще несколько статей зарубежных специалистов по
Троцкому. Статья профессора. Колумбийского университета в США Дж. Арч.
Гетти о деятельности Л. Д. Троцкого по созданию IV Интернационала,
опубликованная в журнале "Вопросы истории КПСС"(, очень помогла мне при
написании данной работы.
     Журнал "Кентавр" на своих страницах опубликовал главы из книги А.
Глотцер "Троцкий: воспоминания и критика", изданной в Нью-Йорке в 1989
году.(
      Не менее интересна глава из книги "Зеркала Москвы" "Троцкий -глава
военного ведомства" американской журналистки Л. Брайант на страницах
журнала "История. Социология. Политика"(. Эта книга, написанная и изданная
в Нью-Йорке еще в 1923 году писалась непосредственно по "горячим следам",
поэтому представляет особый интерес, но, к сожалению, насколько мне
известно, целиком это произведение у нас не издавалось ни в прошлом, ни в
настоящее время.
      И это, пожалуй, все. Других публикаций и изданий о Л. Д. Троцком
зарубежных историков на страницах отечественной прессы я не обнаружил. Это
совсем не говорит о том, что интерес к личности Троцкого и его наследию
иссяк у зарубежных исследователей. Совсем наоборот. И это непосредственно
доказывает организация и проведение ими ряда значительных международных
ученых конференций, посвященных личности и политической деятельности Л. Д.
Троцкого. Особо насыщенным стал 1990 год. В марте этого года прошла,
международная конференция по Троцкому в г. Вуппертале /ФРГ/, в апреле - в
Лондоне/ Великобритания/, в августе - в Мексике, а в сентябре в г. Сан-
Паулу /Бразилия/. Всплеск интереса зарубежных советологов к исторической
фигуре Троцкого был связан не только с печальным юбилеем - 50-летием со дня
его убийства, агентом НКВД, но и с впервые появившейся возможностью
сопоставить результаты своих исследований с выводами советских ученых,
опирающихся в отличие от западных коллег не только на документы из личн
12345След.
скачать работу


 Другие рефераты
Климатообразующие факторы
Роман Пути небесные как итог духовных исканий Ивана Сергеевича Шмелева
Договор купли-продажи
Изобразительное искусство римской империи


 

Отправка СМС бесплатно

На правах рекламы


ZERO.kz
 
Модератор сайта RESURS.KZ