Главная    Почта    Новости    Каталог    Одноклассники    Погода    Работа    Игры     Рефераты     Карты
  
по Казнету new!
по каталогу
в рефератах

Быт и нравы русских женщин в XVI-XVII веках



 Другие рефераты
Былинные герои Илья Муромец и Добрыня Никитич и их исторические прототипы Кредитная политика Кредитная система Кредитные деньги: их виды и роль в экономике

I. ВВЕДЕНИЕ.
        Несмотря на то, что уже в X в. (со  времен  Ольги)  Русь  узнала  и,
   можно   сказать,   признала   деятельность    женщины-правительницы,    в
   отечественной истории не было подобных примеров вплоть до  XVIII  в..  На
   протяжении многих веков русская женщина практически всегда  находилась  в
   тени мужчины. Возможно, именно по этой  причине  сегодня  нам  приходится
   говорить о скудности  источников,  которые  помогли  бы  составить  ясную
   картину жизни, быта и нравов женщины на Руси.
        Если обратиться к восточнославянской мифологии,  то  уже  там  можно
   обнаружить некоторые противоречия, касающиеся женщины и отношения к  ней.
   Так с Мокошью – единственным женским божеством в языческом пантеоне  было
   связано не только благополучие девичьих судеб, но и плодородность земли и
   хороший урожай. «Мать – сыра земля» - постоянный эпитет высшего  женского
   начала. C другой стороны, малочисленные женские образы связаны с  мокрым,
   темным, плохим, то есть они соотнесены с проявлением  негативных  качеств
   (например русалки,  завлекавшие  своим  пением  прохожих,  которые  могли
   упасть в воду и утонуть).
        В одном из старинных поучений приведен следующий отзыв о  прекрасном
   поле: «Что есть  жена?  Сеть  утворена  прельщающи  человека  во  властех
   светлым лицем убо  и  высокими  очима  намизающи,  ногами  играющи,  делы
   убивающи. Многы бы  уязвивши  низложи,  темже  в  доброти  женстей  мнози
   прельщаются и от того любы яко очень возгорается… Что есть  жена?  святым
   обложница, покоище змиино, диавол увет, без  цвета  болезнь,  поднечающая
   сковрада, спасаемым соблазн, безисцельная злоба, купница бесовская».[1]
         О  женщине  и  ее   положении   в   русском   обществе   повествуют
   многочисленные воспоминания иностранцев (некоторые из них будут приведены
   в  работе),  которые  появляются  на  Руси  с  конца  XV  в..  Но  многие
   исследователи считают, что  на  утверждения  о  более  высоком  положении
   западноевропейской  женщины  по  сравнению  с  «задворницей-московиткой»,
   определенную  роль  оказало  влияние  предвзятых   взглядов   иностранных
   путешественников,  имевших  целью  противопоставить  свою  «развитую»   и
   «культурную» страну варварской Руси.[2]
        В отечественной и зарубежной историографии бытует точка зрения,  что
   в «истории русской  женщины»  эпохи  средневековья  имеется  существенный
   рубеж  –  XVI  в.,  после  которого  наступает  «регрессивный  период»  в
   социальном статусе русской женщины. Его  возникновению  предшествует,  по
   мнению Н.  Колльман,  появление  «теремной  системы».  Она  считает,  что
   затворничество было следствием «укрепления царской автократии и  боярской
   элиты», так как позволяло  им  «осуществлять  контроль  за  политическими
   связями крупных родов и семей»  (ограничивать  круг  знакомств,  выдавать
   замуж в соответствии с задачами династических  и  политических  связей  и
   т.п.).1
        У большинства  же  наших  современников  нормы  поведения,  семейных
   устоев, морали  в  XVI-XVII  вв.  ассоциируется  с  таким  понятием,  как
   «Домострой».
        «Домострой» - это домоводство, собрание полезных советов, поучений в
   духе христианской морали. Что касается семейных отношений, то «Домострой»
   предписывает главе семьи наказывать детей и жену в  случае  непослушания:
   жену не рекомендовалось бить палкой, кулаком «ни по уху  ни  по  виденью,
   чтобы она не оглохла и  не  ослепла,  а  только  за  великое  и  страшное
   ослушание… соимя рубашку плеткою вежливенько побить…». Причем «побить  не
   перед людьми, наедине поучити».2
        Так как же и чем жили русские  женщины  в  период  затворничества  и
   господства правил «Домостроя»?


        II. БЫТ ЗАМУЖНЕЙ ЖЕНЩИНЫ.
       1. Положение в семье.
        Дочерей отцы держали в строгости.  До замужества мужчина должен  был
   быть неизвестен девицам. Матери или няньки  (в  богатых  семьях)  обучали
   девочек шитью и различным домашним занятиям. Чем  знатнее  был  род,  тем
   больше строгости присутствовало в воспитании.
        Если в крестьянском быту женщина и  находилась  под  гнетом  тяжелых
   работ, если на нее, как на рабочую лошадь  и  взваливали  все,  что  было
   потруднее, то по крайней мере не держали взаперти.
        В семьях же знатных девицы, погребенные в  своих  теремах,  не  смея
   показываться на свет, без надежды кого-нибудь полюбить, они день и ночь и
   всегда в молитве пребывали и лица свои умывали слезами.3
         Выдавая замуж девушку, не спрашивали о  ее  желании.  Она  сама  не
   знала, за кого идет, не видела своего жениха  до  замужества.  Сделавшись
   женою, она не смела никуда выйти из дома без позволения мужа,  даже  если
   шла в церковь, и тогда обязана была спрашиваться.
        По законам приличия  считалось  предосудительным  вести  разговор  с
   женщиной на улице. В  Москве,  замечает  один  путешественник,  никто  не
   унизится, чтоб преклонить колено перед женщиною  и  воскрутить  пред  нею
   фимиам.1
        Женщине не предоставлялось права свободного знакомства по  сердцу  и
   нраву, а если дозволялось некоторого рода обращение с теми,  с  кем  мужу
   угодно было позволить, но и тогда ее связывали наставления  и  замечания:
   что говорить, о чем умолчать, что спросить, чего не слышать.
        Встречалось, что муж приставлял  к  жене  «шпионов»  из  служанок  и
   холопов, а те, желая угодить хозяину, нередко перетолковывали ему  все  в
   другую сторону. Очень часто бывало, что муж по наговору  любимого  холопа
   бил свою жену из оного только подозрения. Специально для таких случаев  у
   мужа висела плеть,  исключительно  для  жены  и  называлась  дураком.  За
   ничтожную вину глава семейства таскал жену за волосы, раздевал  донага  и
   сек дураком до крови – это называлось учить  жену.  Иногда  вместо  плети
   использовались розги, и жену секли, как маленького ребенка.
        Привыкшие к рабству, которое им суждено было влачить от пеленок и до
   могилы, русские женщины понятия не имели о возможности иметь другие права
   и верили, что они в самом деле рождены для того, чтоб мужья  их  били,  и
   сами побои были признаком любви.
        Иностранцы рассказывали следующий любопытный анекдот, переходящий из
   уст в уста в различных вариациях. Какой-то итальянец женился на русской и
   жил с нею несколько лет мирно и  согласно,  никогда  не  бивши  ее  и  не
   бранивши. Однажды она говорит ему: «За что ты меня не любишь?»  «Я  люблю
   тебя», - сказал муж и поцеловал ее.  «Ты ничем не доказал мне  этого»,  -
   сказала жена.  «Чем же тебе доказать?» - спрашивал он. Жена отвечала: «Ты
   меня ни разу не бил». «Я этого не знал, -  говорил  муж,  но  если  побои
   нужны, чтоб доказать тебе мою любовь, то за этим дело не  станет».  Скоро
   после того он побил ее плетью и в самом деле заметил, что после того жена
   стала к нему любезнее и услужливее. Он поколотил ее и в другой  раз,  что
   она после того несколько  времени  пролежала  в  постели,  но  однако  не
   роптала и не жаловалась. Наконец, в третий раз он  поколотил  ее  дубиною
   так сильно, что она после того через несколько  дней  умерла.  Ее  родные
   подали на мужа  жалобу;  но  судьи,  узнавшие  все  обстоятельства  дела,
   сказали, что она сама виновата в своей смерти; муж не знал, что у русских
   побои значат любовь,  и  хотел  доказать,  что  любит  сильнее,  чем  все
   русские; он не только из любви бил жену, но и до смерти убил.1
        Женщины говорили: «Кто кого любит, тот того лупит, коли муж не бьет,
   значит, не любит», «Не верь коню в  поле,  а  жене  на  воле».  Последняя
   пословица  показывает,  что  неволя  считалась  принадлежностью  женского
   существа.2
        В домашнем быту женщина  не  обладала  какой-либо  властью,  даже  в
   ведении хозяйства. Она не смела ни послать в подарок чего-нибудь  другим,
   ни принять от другого, не смела даже сама без дозволения мужа съесть  или
   выпить.
        Редко дозволялось матери иметь влияние на  детей  своих,  начиная  с
   того, что знатной женщине считалось  неприличным  кормить  грудью  детей,
   которых поэтому отдавали кормилицам. Впоследствии мать имела  над  детьми
   надзора менее, чем няньки и дьяки, которые воспитывали  господских  детей
   под властью отца семейства.
        Положение жены всегда было хуже, если у нее не было  детей,  но  оно
   делалось в высшей степени ужасно, когда муж, наскучив ею, заводил себе на
   стороне любовницу. Тут  не  было  конца  придиркам,  потасовкам,  побоям;
   нередко в таком случае муж заколачивал жену до  смерти  и  оставался  без
   наказания, потому что жена умирала медленно, и нельзя было  сказать,  что
   он ее убил, а бить ее, хоть по десять раз на день,  не  считалось  дурным
   делом. Случалось,  что  муж,  таким  образом  вынуждал  жену  вступить  в
   монастырь. Несчастная, чтобы избежать побоев,  решалась  на  добровольное
   заключение, тем более, что в монастыре у нее было больше свободы,  чем  у
   мужа. Если жена  упрямилась,  муж  мог  нанять  двух-трех  лжесвидетелей,
   которые обвиняли ее в прелюбодеянии и  тогда  жену  насильно  запирали  в
   монастырь.
        Иногда жена, бойкая от природы,  возражала  мужу  на  побои  бранью,
   часто неприличного содержания. Были примеры, когда жены  отравляли  своих
   мужей. Правда, за это их ждало суровое наказание:  преступниц  закапывали
   живыми в землю, оставляя снаружи голову, и держали в таком  пол
1234
скачать работу


 Другие рефераты
Биография и творчество Булгакова
Мемлекеттік қызмет
Сорғыш құрттар класы
Ментальность, мир эмоций, формы поведения средневекового общества Западной Европы X-XII веков


 

Отправка СМС бесплатно

На правах рекламы


ZERO.kz
 
Модератор сайта RESURS.KZ