Главная    Почта    Новости    Каталог    Одноклассники    Погода    Работа    Игры     Рефераты     Карты
  
по Казнету new!
по каталогу
в рефератах

Чехов и его связь с медициной



 Другие рефераты
Черный барон Чернышевский Н.Г. Чингисхан Шарль Луи Монтескье: французское просветительство

Антон Павлович Чехов родился 17 января 1860 г. в Таганроге.
    Дед его, Егор Михайлович Чех, был  крепостным  помещика  Черткова,  сын
которого был впоследствии очень близок к Толстому.
    Егор Михайлович за  большую  по  тому  времени  сумму —  3500  рублей —
выкупился  с  семьей  у  помещика  и,  получив  «вольную»,   стал   работать
управляющим донскими имениями графа Платова,  сына  атамана  Платова,  героя
Отечественной войны 1812 г.
    Отец Антона Павловича, Павел Егорович, поселился в 1844 г. в Таганроге,
где служил у купца Кобылина, а  в  1857 г.  открыл  свою  бакалейную  лавку.
Павел Егорович был женат на дочери таганрогского  купца,  Евгении  Яковлевне
Морозовой, от которой имел пятерых сыновей —  Александра,  Николая,  Антона,
Ивана и Михаила — и дочь Марию.
    Невесело протекало детство у Антоши.  Отец  воспитывал  его  в  большой
строгости. В 1869 г. Чехов поступил в  Таганрогскую  классическую  гимназию.
Гимназия  эта,  по   воспоминаниям   писателя   Тан-Богораза,   представляла
арестантские роты особого рода. «То был  исправительный  батальон  только  с
заменою палок и розг греческими и латинскими экстемпоралями…»  По  окончании
гимназии Антон Павлович  приехал  в  Москву,  где  поступил  на  медицинский
факультет Московского университета.
    Почему он выбрал этот факультет? Биограф Чехова, А. Измайлов, пишет  по
этому поводу следующее: «…это решение,  по-видимому,  явилось  не  случайно,
оно  было  обдуманно:  еще  в  списке  учеников,   удостоившихся   аттестата
зрелости, в графе — «в какой университет и по какому факультету или в  какое
специальное училище желаете поступить» —  против  имени  А.П.  значится:  «В
Московский университет по медицинскому факультету».
    Сам Чехов в своей краткой биографии, переданной Г.И. Россилимо,  пишет,
что не помнит, по  каким  соображениям  он  выбрал  медицину,  но  в  выборе
никогда не раскаивался.
    В студенческие годы Чехов усердно изучал  медицину,  аккуратно  посещал
лекции и практические занятия, успешно сдавал  экзамены  и  в  то  же  время
много  работал  в  юмористических  журналах.  Студента  Чехова  можно   было
встретить на сходках и собраниях, но активного участия в жизни  студенчества
он  не  принимал,  будучи   всецело   увлечен   занятиями   и   литературной
деятельностью.
    Чехову повезло: на  медицинском  факультете  ему  в  ту  пору  довелось
слушать корифеев медицины: по терапии —  Г.А. Захарьина  и  А.А. Остроумова,
по хирургии — Н.В. Склифосовского, по нервным  болезням —  А.Я. Кожевникова,
по  женским  болезням —   В.Ф. Снегирева,   по   патологической   анатомии —
А.Б. Фохта, по гигиене — Ф.Ф. Эрисмана и др.
    Еще в студенческие годы А.П.  Чехов  устраивал  себе  «производственную
практику» и принимал больных в Чикинской больнице.
    В ноябре 1884 г. А.П. Чехов получил свидетельство,  что  по  надлежащем
испытании он определением университетского совета от 15  сентября  утвержден
в звании уездного лекаря. Вскоре на дверях его квартиры появилась дощечка  с
надписью: «Доктор  А.П. Чехов».  Свою  практическую  врачебную  деятельность
Антон Павлович начал в знакомой ему Чикинской  земской  больнице;  некоторое
время  он  заведовал  Звенигородской  больницей.  Из  Звенигорода  он  писал
Н.А. Лейкину, что волею судеб исправляет должность  земского  врача.  Полдня
занят приемом больных (30–40 человек  в  день),  остальное  время  отдыхает.
Однако много отдыхать Чехову не приходилось, так как он не  только  принимал
больных в земской больнице, но и исполнял должность уездного врача,  выезжал
с  судебным   следователем   на   вскрытия,   исполнял   поручения   местной
администрации, выступал экспертом на суде.
    Еще  в  годы  учебы   в   университете   стало   складываться   научное
мировоззрение А.П. Чехова.
    На медицинском факультете Чехов слушал  лекции  крупнейшего  клинициста
прошлого века Г.А. Захарьина, которого он  высоко  ценил.  «Из  писателей  я
предпочитаю  Толстого,  из  врачей  Захарьина…».  «Захарьина   я   уподобляю
Толстому…», — писал Чехов.
    Антон Павлович знал взгляды своего учителя по вопросам клиники, гигиены
и профилактики. Чем зрелее  практический  врач, —  говорил  Захарьин, —  тем
более он понимает  могущество  гигиены  и  относительную  слабость  лечения,
терапии. Победоносно спорить с недугами масс  может  лишь  гигиена.  Понятно
поэтому, что гигиенические сведения необходимее, обязательнее  для  каждого,
чем знание болезней и их лечение.
    Чехову были знакомы клинические и  гигиенические  взгляды  другого  его
учителя — А.А. Остроумова. Определяя свой подход к больному и болезни,  этот
видный терапевт писал, что цель клинического исследования — изучить  условия
существования  организма  в  среде,  условия  его  приспособления  к  ней  и
расстройства; что среда, изменяя родовые свойства организма, дает ему  новые
свойства, соответствующие особенностям среды».
    Учителями  Антона  Павловича  были   также   прогрессивные   профессора
Московского    университета,    видные    ученые-медики    Ф.Ф. Эрисман    и
В.Ф. Снегирев.  Антон  Павлович  был  учеником   выдающегося   невропатолога
А.Я. Кожевникова и, несомненно, знал его взгляды на роль нервной  системы  в
организме человека.  Гордость  отечественной  физиологии —  Иван  Михайлович
Сеченов — пришел в Московский университет,  когда  Антон  Павлович  был  уже
врачом. Можно, однако, не сомневаться, что Чехов знал и его  труд  «Рефлексы
головного мозга» и другие работы в области физиологии, прославившие на  весь
мир русскую науку.
    Близкое знакомство с философскими  и  научными  взглядами  этих  ученых
способствовало  формированию  у   Чехова   передового,   материалистического
мировоззрения, поэтому и к вопросам медицины  он  подходил  с  прогрессивных
позиций. «…Люди, которые способны осмыслить только  частное, —  писал  Чехов
Суворину в 1888 г., — потерпели крах. В медицине то же самое. Кто  не  умеет
мыслить по-медицински, а судит по частностям, тот отрицает медицину.  Боткин
же, Захарьин и  Пирогов,  несомненно,  умные  и  даровитые  люди,  веруют  в
медицину, как в бога, потому что доросли до понятия «медицина».
    После окончания университета Чехов  занимался  практической  медициной,
много писал в юмористических журналах и газетах. Однако мало кто знал о  его
глубоком интересе к вопросам истории медицины.
    Еще студентом четвертого курса он задумал написать с братом Александром
«Историю полового авторитета с естественно-исторической  точки  зрения».  По
окончании университета он стал деятельно собирать и разрабатывать  материалы
для научного исследования — «История врачебного дела в России».
    Чеховым была проделана большая  и  серьезная  подготовительная  работа,
свидетельствующая о его исследовательских способностях  и  глубоком  научном
интересе. Он углубленно изучал древние  рукописи,  церковное  и  гражданское
зодчество, каноны, славянскую мифологию. Чехова интересовало все, что  могло
пролить свет на жизнь России древних и средних веков, на ее нравы и  обычаи,
на применявшиеся тогда врачебные  средства.  Он  внимательно  изучал  работы
археологов, историков, этнографов; отражение вопросов  медицинской  практики
он пытался найти не только  в  древних  лечебниках,  но  и  в  фольклоре,  в
легендах, народных притчах, песнях, пословицах, заговорах.
    Чехов,  видимо,  очень  интересовался   историей   Лжедмитрия.   Спустя
несколько лет он пишет Суворину, что изыскания привели его к убеждению,  что
Лжедмитрий  был  действительно  самозванцем  и  вот  почему.  У   настоящего
царевича Дмитрия была наследственная падучая болезнь,  «которая  была  бы  у
него и в старости, если бы он остался жив.  Стало  быть,  самозванец  был  в
самом деле самозванцем, так как падучей  у  него  не  было.  Когда  случится
писать об этом, то скажите, что сию Америку открыл врач Чехов».
    Высказывания Чехова по различным  вопросам  медицины  и  его  врачебные
советы свидетельствуют о том, что он прошел хорошую школу, в основе  которой
заложено  ясное  понимание  важности   профилактики   и   гигиены   в   деле
оздоровления человека и широких масс населения.
    Редактору «Русских ведомостей» В.М. Соболевскому Чехов советует «ходить
пешком, не утомляться,  не  есть  горячего.  Ванны  и  обтирания».  Писателю
Д.В. Григоровичу Чехов также советует  поменьше  курить,  не  пить  квасу  и
пива, не бывать в курильнях, в сырую погоду одеваться  потеплее,  не  читать
вслух и не ходить быстро. Когда Чехов давал  всем  им,  пожилым  людям,  эти
советы,  то  учитывал,  что  самым  важным  для  них  являются  не   столько
лекарства, значение которых Чехов,  конечно,  не  отрицал,  а  гигиенический
образ жизни, сохранение душевного покоя, под  которым  он  понимал  бережное
отношение к нервной системе.
    Подтверждение того, что Чехов придавал большое  значение  роли  нервной
системы, мы находим  в  высказываниях  земского  врача  П.А. Архангельского,
близко знавшего Антона Павловича в первый период его практической  врачебной
деятельности.  «Душевное  состояние  больного  всегда  привлекало  особенное
внимание Антона Павловича,  —  Писал  Архангельский.  —  Наряду  с  обычными
медикаментами,  он  придавал  огромное  значение  воздействию   на   психику
больного со стороны врача и окружающей среды».
    Верный лучшим традициям отечественной медицины, Чехов-врач понимал, что
лечить надо не только местное заболевание, а человека в целом.
    На протяжении всей своей жизни, вплоть  до  ялтинского  периода,  когда
Чехов был уже тяжело
123
скачать работу


 Другие рефераты
Меншік-зерттеу және сегменттеу жүйесінің негізі
Ғабит Мүсірепов (1902-1985)
Cаясаттану ғылым ретінде
Личность Сталина


 

Отправка СМС бесплатно

На правах рекламы


ZERO.kz
 
Модератор сайта RESURS.KZ