Главная    Почта    Новости    Каталог    Одноклассники    Погода    Работа    Игры     Рефераты     Карты
  
по Казнету new!
по каталогу
в рефератах

Гражданский кодекс



 Другие рефераты
Гражданская война и иностранная интервенция в Татарстане (1918-1920) Гражданская война и интервенция Греческая колонизания: Херсонес Греческая цивилизация

1. ВВЕДЕНИЕ

           Переход  после  гражданской  войны   к   мирному   хозяйственному
строительству  активизировал  дальнейшую  разработку  гражданско  –  правого
законодательства , нормирующего основные направления хозяйственной работы  .
Новый этап развития поставил ряд важнейших  правовых проблем , в  том  числе
вопросы о правовых источниках и юридической технике.
           Первоначальную  роль   источника   права   играло   революционное
правосознание.  Поскольку   практика   и   «   революционное   мировоззрение
трудящихся масс» в тот период ещё не могли выливаться в  форму  определённых
законов , а старое законодательство было неприемлемым  для  нового  строя  ,
революционное правосознание оставалось почти единственным  источником  права
. В 1917 – 1918  г.г. принимались  новые  декреты  о  суде  ,  в  каждом  из
которых   так   или   иначе   интерпретировалось   понятие    революционного
правосознания. Так, в статье 5 Декрета  о  суде  №1  (1917г.)  говорилось  о
«революционной совести» и о «революционном  правосознании» как о  синонимах.
В статье 36 Декрета о суде №2  (1918г.)  упоминается  уже  «социалистическое
правосознание» , а в статье 22 Декрета о суде №3  (1918г.)-«социалистическая
совесть». Уже  на  данном  этапе  делалась  попытка  разграничить  категории
«революционная совесть» и «революционное правосознание»  .  Первое  означало
субъективную способность осознавать и применять революционное  правосознание
, второе - объективное  содержание  права.             Правоведы  20-х  г.г.
придавали важное  значение    этим  декретам  ,  но  всё  же  главное  место
отводили  судебному  решению  ,  как   ведущей   форме   правотворчества   .
Объединялось это отчасти тем , что декреты этого  периода  (1917-1920  г.г.)
представляли собой нечто разрозненное  и не  приведённое  в   систему  .  На
данном   этапе   «революционное    правосознание»    составляло    стереотип
«революционной законности» вообще  ,  которая  ,  в  свою  очередь  ,  почти
совпадала с представлением   о «революционной целесообразности»   .  Лишь  к
концу периода «военного коммунизма» в правой теории  произошла  определённая
дифференциация   этих категорий .
         С переходом к  НЭПу  развернулась  новая  дискуссия  по  вопросу  о
революционной законности в её отношении  к экономике переходного  периода  .
Под революционной законностью стали понимать  тот  правопорядок  ,   который
признавался «верховными органами пролетарской диктатуры» целесообразным и
4
общеобязательным (П. Стучка) . Правосознание стало рассматриваться в
качестве ведущего принципа правотворчества , положенного в основу
законодательства  и наиболее определённо выявляющегося в содержании
принимаемых кодексов .

ПРИНЦИПЫ И ТЕОРИИ ПРАВА 20-х ГОДОВ.

          Сама кодификация рассматривалась в этой связи только  как  этап  в
осуществлении революционного правосознания   (или  целесообразности)  ,  как
способ «лучшего в данных условиях достижения цели» .  Законодательные  нормы
не могли покрывать всего разнообразия действительности , в каждый  отдельный
момент,  точно  отражать  «опыт  хозяйственного  строительства»  .  В   этой
ситуации  революционное  (или  как  чаще  начали  говорить   20-е   г.г.   –
социалистическое ) правосознание приобретало новую  роль  –  роль  метода  ,
восполняющего пробелы в законе . Так ,  ст.9 УК  РСФСР  (1922г.)  определила
социалистическое  правосознание   в   качестве   руководящего   начала   для
применения статей кодекса , а ст.10 УК РСФСР (об аналогии в  применении  мер
социальной защиты ) предоставляла этому принципу вполне  конкретную  область
реализации . Та  же  роль  отводилась  правосознанию  и  в  ст.  4ГПК  РСФСР
(1923г.) .
         В целом правовой теории 20-х  г.г.  под  революционной  законностью
стали понимать установленный  и  определённый  государством  правопорядок  ,
комплекс правил  ,  что  связывалось  с  необходимостью  разработки  системы
соответствующих норм . Расчёт на скорое отмирание права ( при  социализме  )
обусловил особое отношение  к правовой норме: «закон отмечает те вехи  ,  по
которым определяются границы данного правопорядка , данной системы  правовых
отношений  ...  Теоретически  закон  должен  дать  основной  принцип  данной
системы , а остальное – уже дело пролетарского суда» (П. Стучка).
          Ориентация  на  «революционное  правосознание»  как  на  важнейших
источниках  права  содержалась  в  концепциях  сторонников   психологической
теории права (М. Рейснер). Они  нередко  отождествляли  собственно  право  с
революционным правосознанием . Аргументам психологистов  противопоставлялась
социологическая интерпретация права  . С этой точки зрения  законодательство
являлось  не  чем  иным  ,  как  плановой  политикой  .  «Мы  не  говорим  о
верховенстве законов ,  но говорим , что части  подчинены  целому  и  что  в
социальном строительстве отдельные  его  акты  увязываются  объединяющим  их
общим планом» (И. Ильинский) .
5
         Советские правоведы 20-х г.г. столкнулись с важным противоречием  ,
заложенным  в  самой  правовой  системе  переходного  периода  ,   -   между
«пролетарским судом» и «буржуазным  правом»  .  Преемственность  юридических
форм («буржуазное» – советское право) выражалась , в частности  ,  в  том  ,
что праву  переходного  периода  наряду  с  принципом  целесообразности  был
присущ и принцип   «справедливости»  .  Хотя  последнее  ни  разу  прямо  не
упоминалось в ГК РСФСР , но  определённо  присутствовало  в  содержании  его
статей ( что видно из положений ст.  142  ГК  РСФСР  или  ст.137  ГПК  РСФСР
1922г.) , в  ряде  случаев   даже  определяя  границы  применения  закона  .
Судебная и правоприменительная практика представлялась советским  правоведам
 наиболее эффективным средством противодействия «буржуазным» началам  ,  все
ещё существующим  в  праве  переходного  периода  .  «Творческая  активность
судебной практики , точно ограниченная исключительно интересами  государства
и трудящихся , но вовсе неограниченная  неподвижными  рамками  закона»  -  в
этом виделся  главный  корректив  правотворческой  деятельности  в  условиях
переходного общества .
           Разрешение  дилеммы  «  пролетарский  суд  –  буржуазное   право»
осуществлялось следующим образом : судья должен был прежде всего  попытаться
найти прямой ответ в действующем  законе  .  Если  это  не  удавалось  ,  он
обращался к анализу «общих  начал»  ,  которые  можно  вывести  из  существа
советского законодательства . Не найдя достаточно определённого  ответа  там
, судьи вправе искать решения в последней инстанции  –  в  «общих  принципах
классовой политики» . Такой  порядок  обуславливал  необходимость  тщательно
регламентировать   процедуру    судебного   разбирательства     ,    поэтому
законодатель    значительное     внимание     уделял     разработке     норм
процессуального права .  Например ,  ст.4  ГПК  РСФСР   непосредственно   не
наделяла     судью    правом     решать     дело    вопреки    существующему
законодательству , но  в  целях  восполнения  существующих  пробелов  давала
широкие   возможности   для   судебного   толкования   ,   применительно   к
«особенностям экономической ситуации».

КОДИФИКАЦИЯ  ПРАВА

          Уже в 1919 г. П. Стучка предложил начать кодификацию нового  права
.  Главенствующее  место  должна  была  занять  конституция  .   Далее   шло
«социальное  право»  ,  включающее  семейное  право  и   право   социального
обеспечения .  Затем  должны  были  располагаться  «имущественные  права»  ,
точнее , нормы ,
6
отменяющие и ограничивающие эти права ( о национализации земли и
производства) , а также «допустимость применении пережитков  частной
собственности переходного времени» .
           Завершат сборник кодифицированные правила от руки , «остатки
договорного права»  и международное право . Систематизированные таким
образом нормы составят «обязательное для всех право» , тогда как все
дальнейшие узаконения будут представлять собой лишь технические инструкции
. Этот первый подход к вопросу о системе права   был обусловлен
практической необходимостью , связанной формированием системы  советского
законодательства .
            20 – г.г. стали  периодом  интенсивной  кодификационной  работы.
Были приняты и вступили в действие Гражданский ,  Уголовный  ,  Земельный  ,
Гражданско – процессуальный , Уголовно – процессуальный  кодексы   ,  Кодекс
законов  о  труде  ,  разработаны  проекты  Хозяйственного  ,  Торгового   ,
Промышленного , Кооперативного , Административного кодексов .

ГРАЖДАНСКИЙ  КОДЕКС 1922 ГОДА .

          Гражданский кодекс состоял из общей части , вещного ,
обязательственного , наследственного права .При формировании особой отрасли
гражданского права в 1921-1923 гг. законодатель стремился по возможности
упростить систему норм , регламентирующих хозяйственную жизнь .
          Позже   (1923   –   1924г.г.   )     в   развитии     гражданского
(хозяйственного)  законодательства    наметилась   другая   тенденция,   что
сказалось     на  усложнении  структуры   и   языка   правовых  норм  ГК   .
Гражданско-правовые  нормы дифференцировались  по  принципу   обязательности
:         диспозитивные  и принудительные . Чем шире была  автономия  сторон
в гражданском  правоотношении  ,  тем  больше  норм  ,  регулирующих  его  ,
являлись диспозитивными . Наоборот , по мере  так  называемой   социализации
гражданского права (т. е. проникновения в него плановых 
123
скачать работу


 Другие рефераты
Case-технлогии
Альнернатива средневековой Руси 13-15 в.в.
Адреса компьютеров в Internet
Жизнь, смерть, бессмертие


 

Отправка СМС бесплатно

На правах рекламы


ZERO.kz
 
Модератор сайта RESURS.KZ