Главная    Почта    Новости    Каталог    Одноклассники    Погода    Работа    Игры     Рефераты     Карты
  
по Казнету new!
по каталогу
в рефератах

Первооткрыватели русской фантастики



 Другие рефераты
Партизанское движение в произведение Л. Н. Толстого Война и мир Пейзаж в литературном произведении Перевод. Искусство перевода и его проблемы Переписка Ивана Грозного с Курбским. Стиль Ивана Грозного

“Нет фантазии, в основе
                                            которой не лежала бы реальность”

                                                                  М. Горький

Если под фантастикой  понимать  любую  выдумку,  любое  нарушение  пропорций
действительности, зафиксированное в  художественной  форме,  то  её  дальние
истоки  следует  искать  не  только  в  средневековой,   в   данном   случае
древнерусской литературе, но и ещё дальше – в фольклоре, который  собственно
говоря, фантастичен от начала до конца. Несомненно, что  фольклорные  жанры,
в  частности  сказки,  были  предшественниками  современной   фантастической
литературы.
Попробуем без дальнейших разговоров отыскать  в  русской  литературе  первое
произведение, которое бы  отчасти  подходило  под  признаки  фантастического
жанра.  В  шестидесятых  годах  XVII  века  резко  увеличивается  количество
печатных изданий.  Выходят  первые  журналы.  Определяется  круг  писателей:
Херасков, Сумароков, Фонвизин, Крылов, Карамзин, Радищев…
Но историю русской фантастики хотелось бы начать с  произведения  “Дворянин-
Филосов, аллергория” Ф. Дмитриева-Мамонтова, которая вышло в 1769 году.
Итак,  некий  “Дворянин-филосов”,  имея  время  и  способность   рассуждать,
получил некогда желание сочинить план  света  на  пространном  месте  своего
селения…
Перейдём теперь  к  значительно  более  забавному  “Новейшему  путешествию”,
“сочиненному в городе Белеве” Василием Левшиным (1784 г.). Это  было  первое
в русской литературе путешествие на Луну.
Продолжая  поиски  ранней   русской   фантастики,   мы   находим   маленькое
произведение,  опубликованное  в  1824  году  в  альманахе   “Мнемозина”   и
называющееся “Земля безглавцев”. Оно принадлежит перу  замечательного  поэта
В. Кюхельбекера. В “Земле безглавцев” мы снова отправляемся на Луну.  Своего
героя он заносит на  луну  в  страну  Акефалию,  в  столицу  многочисленного
народа безглавцев. Акардион,  который  весь  был  “выстроен  их  ископаемого
леденца; его обмывала река Лимонад, излевающаяся в Щербетное озеро…”
Самым значительным фантастическим произведением I трети XIX  века  считается
неоконченная  повесть  В.  Ф.   Одоевского   “4338-ой   год”.   Писатель   –
просветитель, один из крупнейших русских музыковедов,  Одоевский  всю  жизнь
интересовался историей науки, открытиями, техническим прогрессом.  Он  очень
высоко оценивал роль  науки  и  техники  в  совершенствовании  человечества.
Одоевский рассчитал, что в 4338 году к Земле  должна  приблизится  или  даже
столкнуться с Землёй комета -------. В  произведении  “4338  год”  интересны
научно-технические предвидения и мечты автора. О его  прозорливости  сегодня
мы можем судить хотя бы по таким словам: “Нашли способ  сообщения  с  Луною;
она необитаемая и служит источником снабжения  Земли  различными  житейскими
потребностями,  чем  отвращается  гибель,  грозящая  Земле  по  причине   её
огромного народонаселения…”
По Одоевскому, будущее человечества – это полное овладение силами природы.
Если мы говорим о  фантастики,  то  сразу  же  вспоминается  другой  великий
писатель, который тоже пользовался фантастическими приёмами  для  целей,  но
умел делать это с неизмеримо  большей  художественной  силой.  Речи  идёт  о
повестях Н. В. Гоголя. Мы не будем погружать в озорную сказочную  чертовщину
“Вечеров  на  хуторе  близ  Диканьки”,  но  нельзя  не  упомянуть  его  двух
“петербургских  повестей”  –   “Нос”   и   “Портрет”.   Это   художественная
фантастика.
Другой великий писатель, который был знаком с большим числом  фантастических
повестей был А. С. Пушкин. Почему повесть “Пиковая дама” фантастична?  Здесь
хотелось  бы  напомнить  мнение  Г.  А.  Гуковского:  “Фантастика  и  азарт,
неестественные события и дикая игра  случая,  возносящая  во  мгновение  око
одного и низвергающая другого, бред и истерическое безумие  игры  становятся
как бы образцами утрасовременности 1830-тых годов, этого  времени  бездумной
и бессмысленной  власти  денег”.  Литература  искала  путей  художественного
воплощения и законов нового  общества  и  его  образа  жизни,  объяснения  и
раскрытия внутренних закономерностей  буржуазного  правопорядка,  непонятных
для людей, которые своё непонимание и незнание подменяют  верой  в  действие
каких-то чудесных сил. Поэтому у Пушкина “Пиковая дама” – и  фантастическая,
и нефантастическая повесть; веры в  потустороннее  в  ней  нет,  но  колорит
фантастического  мрачного  безумия  и  дикой  денежной  игры  в  ней   есть.
Фантастическое использовано  как  идеологическая  характеристика  столичного
дворянства 1830-того года. “Дух времени” проявлялся  в  отказе  от  идейного
наследства героического поколения дворян  1810-1820-тых  годов,  в  усилении
веры в чудесное, в распространении мистики, спиритизма.
В 1831-ов году у А. С. Пушкина появляются пять повестей, объединённые  общим
название “Повести покойного Ивана Петровича Белкина, изданные  А.  П.”  Одна
из повестей заслуживает особенного внимания.
“Гробовщик” окончен в Болдине  девятого  сентября  1830-того  года.  Повесть
Пушкина, как это видно из её  названия,  -  это  повесть  о  гробовщике  как
таковом. Московский ремесленник Адриян Прохоров, его быт, его характер,  его
радости и заботы оказываются в центре внимания автора. В сновидении  Адрияна
“люди, погребённые его стараниями”, не питают злобы  к  старому  гробовщику.
Все они охотно поддались на его приглашение, окружают Прохорова с  поклонами
и приветствиями.
В  мертвецах,  как  в  зеркале  отражаются  социальные  отношения,   которые
существуют среди живых. Пережитое во сне потрясение открывает Андрияну,  что
живому место среди живых. Ещё недавно героя удручало состояние  его  “дела”,
беспокоила мысль об удалённости нового его дома от  Разгуляя,  где  ожидался
хороший  подряд.  Оскорбленный  и  рассерженный  новыми   своими   соседями,
гробовщик готов  был  предпочесть  обществу  обидчиков  общество  мертвецов.
Ночной  кошмар  заставил  героя  оценить  и  солнечный  свет,  и  дружелюбие
соседей, слышащее в болтовне хлопотливой работницы, и семейный  самовар,  за
которым вместе с дочерьми он будет и впредь коротать свои досуги.  Ужас  сна
побудил Адрияна воздать должное живой жизни и весело отозваться  на  радости
простого земного бытия, которые были  скрыты  от  него  за  деловой  суетой,
расчетами выгоды, мелкими дрязгами и заботами. Замороченный тяготами  своего
существования человек поднялся над мелочами жизни, воспрянул  духом,  заново
увидел мир, людей и себя  в  этом  мире.  И  в  этот  момент  повествователь
расстаётся со своим  героем,  расстаётся,  убедившись,  что  “новоселье”  не
прошло для него впустую.
Новый тип фантастики  выражает  в  повести  Пушкина  новое  видение  русской
истории и современной общественной жизни.
О   многообразии   форм   и   путей   развития   реалистической   фантастики
свидетельствовала   оригинальность   художественных    решений,    найденных
Лермонтовым  в   повести   “Штосс”   (1841   год).   Лермонтовская   поэтика
фантастически формируется на скрещение нескольких  традиций,  сложившиеся  в
30-тые годы.  Но  традиционные  элементы  претерпевают  у  Лермонтова  более
глубокие, чем  обычно,  преобразования  и  составляют  в  конце  концов  ещё
небывалую целостность.
Лермонтов откровенно следует принципу, который уже  утвердили  в  литературе
Пушкин и  Гоголь,  -  “отыскивать  фантастическое  в  глубинах  эмпирической
реальности”. При этом пушкинский  вариант  Лермонтову  как  будто  ближе:  в
начале  своего  рассказа  автор  “Штосса”  разыгрывает  традиционную   схему
“светской повести” и таким именно образом  готовит  завязку  фантастического
сюжета. Пружиной  фантастического  становится  “сцепление  случайностей,  на
первый взгляд, не входящее из естественного круга  явлений,  но  открывающая
возможность  двойной   интерпретации.”   Невероятные   отношения   героя   с
потусторонними  существами  представлены  в  очевидной  связи  с  навязчивой
идеей, овладевшей Лугиным. Что ясно,  что  благодаря  этой  навязчивой  идее
Лугин обретает возможность действительных контактов с “нездешним”.  Это  уже
ближе к романтической фантастике Одоевского с её  двоемирием  и  обострённым
вниманием к особым психофизическим  состоянием,  которые  подчинены  законам
природы  и  в  тоже  время   открывают   возможность   сообщения   души   со
сверхъестественным.  В  смешении  реального   и   фантастического   чудесное
снижается: выходец из “другого” мира наделён обыденным обликом  сгорбленного
старичка в халате и туфлях, его отношения с героем по форме вполне  бытовые.
Напротив,  бытовое  оборачивается  нереальным.  Такая  диалектика   сближает
Лермонтова уже не  с  Одоевским,  а  с  Гоголем.  “Штосс”  –  это  последнее
прозаическое произведение Лермонтова, оно  осталось  незаконченным.  Повесть
начинается фразой  “У  графа  В…был  музыкальный  вечер…”  Главный  герой  –
художник Лугин, человек со сложным внутренним миром; он тоскует  по  идеалу,
“фантастическую любовь” Лермонтов называет “самой невинной  и  вместе  самой
вредной для человечества  с  воображением”.  Олицетворение  этого  идеала  –
таинственная красавица, которую Лугин стремится выиграть в карты  у  старика
– призрака.  На  протяжении  всей  повести  автор  подчеркивает  болезненный
характер своего героя. Игра со стариком в карты становится  символом  погони
художника за романтичн
12
скачать работу


 Другие рефераты
Стрекозы
Банки и банковская система
Правовые и нормативные основы труда
Бюджеттен тыс қорлар, олардың мағынасы


 

Отправка СМС бесплатно

На правах рекламы


ZERO.kz
 
Модератор сайта RESURS.KZ