Главная    Почта    Новости    Каталог    Одноклассники    Погода    Работа    Игры     Рефераты     Карты
  
по Казнету new!
по каталогу
в рефератах

Роль Абая в развитии культуры Казахского народа



 Другие рефераты
Реферат по статье П. Вайнгартнера «Сходство и различие между научной и религиозной верой» Роберт Оуэн - социалист-утопист (Доклад) Роль бессознательного в понятии сознания Роль моделирования в познавательной и практической деятельности

Алматинский институт Энергетики и Связи

                        Кафедра социальных дисциплин



                            Семестровая работа №1

               Роль Абая в развитии культуры Казахского народа



                                            Выполнил: студент группы РЭС98-8

                                                          Милевский Григорий

                                                            Проверил: доцент

                                                                  Шицко В.Л.



                                Алматы 1999.



    План:

    1. Введение

    2. Роль Абая в развитии духовной культуры на примере «Слов Назидания»

    3. Заключение



              Роль Абая в развитии культуры казахского народа.

    Известно, что ни одно из произведений великого  казахского  поэта  Абая
Кунанбаева (1845—1904) не увидело свет при его жизни. Лишь  через  пять  лет
после смерти поэта, в 1909 году, в Петербурге был издан сборник его  стихов.
А  прозаические  произведения,  представляющие  сугубо  специфический   жанр
литературы — так  называемые  «Гаклия»  (Слова-назидания)  или  «Кара  сёзь»
(слова в прозе), были опубликованы лишь в советское время. Но тем  не  менее
произведения Абая, как поэтические, так и прозаические, получили  на  родине
поэта широкое  распространение  в  рукописном  виде.  Стихи  переписывались,
заучивались и передавались  из  уст  в  уста,  а  прозаические  произведения
распространявшись   в   рукописных   списках   или   исполнялись   искусными
рассказчиками-толкователями.

    Какое место  занимают  «Гаклия»  или  «Кара  сёзь»  в  творчестве  Абая
Куканбаева? Мухтар Ауэзов, крупный  исследователь  творчества  Абая,  писал:
«Трудно назвать жанр, к которому можно было бы отнести «Назидания». Здесь  и
философско-моралистические,      и      общественно-публицистические,      и
изобличительно-сатирические высказывания поэта. Нося  в  целом  характер  то
мирной,  то  иронически-желчной,  то  глубоко  грустной  беседы   со   своим
читателем, эти «Слова»  прежде  всего  отличаются  исключительно  тщательной
стилистической отделанностью».

    Мухтар Ауэзов прекрасно понимал, для кого  и  с  какой  целью  написаны
Абаем назидания, эти сорок пять «Слов», содержащие как философские  раздумья
поэта  о  волнующих   жизненных   проблемах,   так   и   беседы-рассуждения,
«адресованные к слушателю собеседнику в форме устного  обращения  к  нему  с
глазу на глаз».  Слушателями  поэт  считал  преимущественно  людей  старшего
поколения. Он учитывал уровень их  мышления,  особенность  мировосприятия  и
поэтому  писал  свои  беседы-назидания  своеобразным,  доступным   для   них
образным языком, насыщенным афоризмами  и  народными  пословицами.  Очевидцы
свидетельствуют, что  «Слова»  пользовались  у  читателей  и  слушателей  не
меньшей популярностью, чем поэтические произведения, потому что в  них  Абай
в интересной, оригинальной форме выражал те же мысли и идеи, те  же  чувства
и настроения, что и в своих стихах. Вот как он представлял  себе  назначение
поэта:


    Против невежества, против зла
    Он обращает свой гнев, скорбя.
    Люди слово его пронесут
    Близким и дальним — из края в край.
    Суд справедливости, разума суд,
    Ты рассуди и ты покарай!



    Мухтар Ауэзов справедливо отметил, что Абай в прозаических обращениях к
слушателю-собеседнику «становится гневным судьей или печальником  народа,  и
в таких случаях его  «Слова»  превращаются  в  скорбную  исповедь  человека,
обреченного на одиночество в мрачный  век  господства  беспросветной  тьмы».
Как  «гневный  судья»  он  неустанно  обличал  социальные  пороки,   зло   и
несправедливость в обществе, а как  «печальник  народа»  горько  сетовал  на
отсталость и невежество, на дрязги и раздоры, которые, по  убеждению  поэта,
обрекали народ на униженное положение. Обличая и осуждая в своем  творчестве
все, что вредит народу, что мешает прогрессу и  просвещению,  Абай  верил  в
силу воздействия своего слова.  Но  действительность  не  оставляла  надежд,
принося поэту одни разочарования.  Философско-поэтические  слова  Абая  были
своеобразной  формой  борьбы   за   просветительский   общественный   идеал.
Девяностые годы XIX века,  когда  были  написаны  «Гаклии»,  являются  самым
плодотворным периодом всего творчества уже пожилого поэта.  В  первом  слове
«Гаклии» поэт написал: «Прожита жизнь — спорил  я,  боролся,  судился,  имея
одни хлопоты, и в них обессилел,  устал  и  убедился  в  бесцельности  всего
сделанного». И вот оказалось, что все, что было,  —  было  только  унижением
человека,  и  поэт  вопрошает  себя:  может  быть,  «править  мне  народом»,
«умножать ли мне знания», «заняться исполнением обрядов религии»,  «заняться
воспитанием детей»? И находит все  это  уже  невозможным  и  нереальным  для
себя. «Наконец решил, — пишет он, — буду развлекаться бумагой  и  чернилами,
буду писать подряд все, что вздумается».

    Прошло девять лет, прежде чем Абай написал  все  сорок  пять  «Слов»  -
бесед и высказал в них свои сокровенные думы, чаяния и  скорбные  жалобы  на
равнодушных  к  голосу   поэта   современников.   Обращаясь   к   содержанию
прозаических  «Слов»  Абая,  нетрудно  установить   их   идейно-тематическое
сходство с большим циклом стихов поэта этих лет. Справедливости  ради  нужно
отметить,  что  критическое  начало  в  поэтических  произведениях   гораздо
острее, чем в прозаических «Гаклиях». Некоторая смягчённость тона  бичевания
пороков  в  «Гаклиях»,  видимо,  объясняется  тем,  что  Абай  свои   беседы
адресовал людям старшего  поколения  и  тем,  кого  поэт,  очевидно,  считал
своими ближайшими единомышленниками или последователями.  Вероятно,  поэтому
Абай делился с ними своими мыслями, в то время как в  поэзии  он  разоблачал
носителей зла.

    Абай во многих своих прозаических назиданиях как бы  расшифровывает  те
глубокие   философские-мысли,   которые   скульптурно   вылеплены   сложными
поэтическими образами в его стихах.

    По  объему  и  характеру  «Слова»  Абая  не  одинаковы,  не  однородны.
Несколько выделяется «Двадцать седьмое  слово»,  которое  написано  в  форме
диалога Сократа  со  своим  учеником  Аристодемом  на  тему  о  том,  какими
высокими качествами наделил человека бог и  каким  «вечным  должником»  бога
является человек за то, что он «удостоен  его  любви».  Несколько  особняком
также  стоит  «Тридцать  седьмое  слово».  Оно  состоит  из  двадцати   трех
афоризмов, не имеющих прямой связи с основной тематикой бесед.



    Если условно  выделить  эти  два  «Слова»,  которые  как  по  объему  и
тематике, так и по стилю отличаются от других, то  остальные  «Слова»  можно
сгруппировать вокруг нескольких  основных  тем.  Первая  —  это  «Слова»  об
общественном строе  и  административном  управлении.  К  этой  группе  можно
отнести третье, восьмое, двадцать второе, тридцать  девятое,  сорок  первое,
сорок второе «Слова». В них затрагиваются и другие темы.  Но  основными  все
же  являются  рассуждения,  связанные  с  формой  правления  в  степи.   Как
известно, во второй половине XIX века, когда жил и творил Абай, в  казахских
степях всюду был установлен институт  волостных  правителей,  избираемых  на
три года. Как и в поэзии, Абай во  многих  местах  своих  бесед-рассуждений,
особенно  в  перечисленных  «Словах»,  с  презрением  говорит  о   волостных
правителях и биях, сидящих на шее народа. «Кто же примет мудрый  совет?  Кто
послушает наставления? Ни волостной старшина, ни бий меня  не  услышат...  У
них в голове своя забота:  не  оказаться  виноватым  перед  начальством,  не
пропустить в аул разных смутьянов». «Уважать ли мне  волостного  старшину  и
бия?—пишет  он  в  «Двадцать  втором   слове».—Но   нет   биев   и   старшин
справедливых. А  биям  и  старшинам,  купившим  свои  места,  нет  основания
требовать к себе уважения». Абай не только не склонял голову  перед  «власть
имущими», но и всячески разоблачал их злодеяния  и  мошеннические  проделки,
сеявшие ложь, обман и  сплетни,  разжигавшие  ссоры  и  дрязги,  развивавшие
взяточничество, воровство, подкуп и подхалимство.

    По-видимому, питая иллюзии относительно возможности  улучшения  системы
волостного и бийско-судейского правления, Абай  предлагал,  как  и  до  него
Чокан Валиханов, свою  реформу  выборов  волостных  правителей  и  биев.  Он
хотел, чтобы волостной правитель был человеком,  получившим  образование  на
русском языке, избирался народом на долгий срок, защищал народные  интересы,
поддерживал полезный труд, ремесла, просвещение. Наряду  с  этим  он  считал
необходимым отменить введенное царским правительством положение об  избрании
судей и следователей из родовых биев,  так  как  они  не  могут  справедливо
решать споры и тяжбы, и вместо них предлагал  учредить  институт  третейских
судей, которые вели бы следствие на глазах у народа, что  совпадает  с  тем,
что некогда предлагал в «Былом и думах» Герцен. Подчеркивая  прогрессивность
предлагаемой реформы Абая, отражающей его демократическую,  просветительскую
позицию, Мухтар Ауэзов в то же время  отмечает  и  существенный  недостаток,
заключающийся в том, что Абай, как и до  него  Чокан  Валиханов,  предлагали
избирать  судей  на  пожизненный  срок.  В   этом   сказались   историческая
ограниче
12
скачать работу


 Другие рефераты
Древнейшие культуры и цивилизации
Модест Петрович Мусоргский
Паскаль програмдау тілінің көмекші программалары
Масштабы почвенной деградации Приморского края


 

Отправка СМС бесплатно

На правах рекламы


ZERO.kz
 
Модератор сайта RESURS.KZ