Главная    Почта    Новости    Каталог    Одноклассники    Погода    Работа    Игры     Рефераты     Карты
  
по Казнету new!
по каталогу
в рефератах

Роль Абая в развитии культуры Казахского народа



 Другие рефераты
Реферат по статье П. Вайнгартнера «Сходство и различие между научной и религиозной верой» Роберт Оуэн - социалист-утопист (Доклад) Роль бессознательного в понятии сознания Роль моделирования в познавательной и практической деятельности

Алматинский институт Энергетики и Связи

                        Кафедра социальных дисциплин



                            Семестровая работа №1

               Роль Абая в развитии культуры Казахского народа



                                            Выполнил: студент группы РЭС98-8

                                                          Милевский Григорий

                                                            Проверил: доцент

                                                                  Шицко В.Л.



                                Алматы 1999.



    План:

    1. Введение

    2. Роль Абая в развитии духовной культуры на примере «Слов Назидания»

    3. Заключение



              Роль Абая в развитии культуры казахского народа.

    Известно, что ни одно из произведений великого  казахского  поэта  Абая
Кунанбаева (1845—1904) не увидело свет при его жизни. Лишь  через  пять  лет
после смерти поэта, в 1909 году, в Петербурге был издан сборник его  стихов.
А  прозаические  произведения,  представляющие  сугубо  специфический   жанр
литературы — так  называемые  «Гаклия»  (Слова-назидания)  или  «Кара  сёзь»
(слова в прозе), были опубликованы лишь в советское время. Но тем  не  менее
произведения Абая, как поэтические, так и прозаические, получили  на  родине
поэта широкое  распространение  в  рукописном  виде.  Стихи  переписывались,
заучивались и передавались  из  уст  в  уста,  а  прозаические  произведения
распространявшись   в   рукописных   списках   или   исполнялись   искусными
рассказчиками-толкователями.

    Какое место  занимают  «Гаклия»  или  «Кара  сёзь»  в  творчестве  Абая
Куканбаева? Мухтар Ауэзов, крупный  исследователь  творчества  Абая,  писал:
«Трудно назвать жанр, к которому можно было бы отнести «Назидания». Здесь  и
философско-моралистические,      и      общественно-публицистические,      и
изобличительно-сатирические высказывания поэта. Нося  в  целом  характер  то
мирной,  то  иронически-желчной,  то  глубоко  грустной  беседы   со   своим
читателем, эти «Слова»  прежде  всего  отличаются  исключительно  тщательной
стилистической отделанностью».

    Мухтар Ауэзов прекрасно понимал, для кого  и  с  какой  целью  написаны
Абаем назидания, эти сорок пять «Слов», содержащие как философские  раздумья
поэта  о  волнующих   жизненных   проблемах,   так   и   беседы-рассуждения,
«адресованные к слушателю собеседнику в форме устного  обращения  к  нему  с
глазу на глаз».  Слушателями  поэт  считал  преимущественно  людей  старшего
поколения. Он учитывал уровень их  мышления,  особенность  мировосприятия  и
поэтому  писал  свои  беседы-назидания  своеобразным,  доступным   для   них
образным языком, насыщенным афоризмами  и  народными  пословицами.  Очевидцы
свидетельствуют, что  «Слова»  пользовались  у  читателей  и  слушателей  не
меньшей популярностью, чем поэтические произведения, потому что в  них  Абай
в интересной, оригинальной форме выражал те же мысли и идеи, те  же  чувства
и настроения, что и в своих стихах. Вот как он представлял  себе  назначение
поэта:


    Против невежества, против зла
    Он обращает свой гнев, скорбя.
    Люди слово его пронесут
    Близким и дальним — из края в край.
    Суд справедливости, разума суд,
    Ты рассуди и ты покарай!



    Мухтар Ауэзов справедливо отметил, что Абай в прозаических обращениях к
слушателю-собеседнику «становится гневным судьей или печальником  народа,  и
в таких случаях его  «Слова»  превращаются  в  скорбную  исповедь  человека,
обреченного на одиночество в мрачный  век  господства  беспросветной  тьмы».
Как  «гневный  судья»  он  неустанно  обличал  социальные  пороки,   зло   и
несправедливость в обществе, а как  «печальник  народа»  горько  сетовал  на
отсталость и невежество, на дрязги и раздоры, которые, по  убеждению  поэта,
обрекали народ на униженное положение. Обличая и осуждая в своем  творчестве
все, что вредит народу, что мешает прогрессу и  просвещению,  Абай  верил  в
силу воздействия своего слова.  Но  действительность  не  оставляла  надежд,
принося поэту одни разочарования.  Философско-поэтические  слова  Абая  были
своеобразной  формой  борьбы   за   просветительский   общественный   идеал.
Девяностые годы XIX века,  когда  были  написаны  «Гаклии»,  являются  самым
плодотворным периодом всего творчества уже пожилого поэта.  В  первом  слове
«Гаклии» поэт написал: «Прожита жизнь — спорил  я,  боролся,  судился,  имея
одни хлопоты, и в них обессилел,  устал  и  убедился  в  бесцельности  всего
сделанного». И вот оказалось, что все, что было,  —  было  только  унижением
человека,  и  поэт  вопрошает  себя:  может  быть,  «править  мне  народом»,
«умножать ли мне знания», «заняться исполнением обрядов религии»,  «заняться
воспитанием детей»? И находит все  это  уже  невозможным  и  нереальным  для
себя. «Наконец решил, — пишет он, — буду развлекаться бумагой  и  чернилами,
буду писать подряд все, что вздумается».

    Прошло девять лет, прежде чем Абай написал  все  сорок  пять  «Слов»  -
бесед и высказал в них свои сокровенные думы, чаяния и  скорбные  жалобы  на
равнодушных  к  голосу   поэта   современников.   Обращаясь   к   содержанию
прозаических  «Слов»  Абая,  нетрудно  установить   их   идейно-тематическое
сходство с большим циклом стихов поэта этих лет. Справедливости  ради  нужно
отметить,  что  критическое  начало  в  поэтических  произведениях   гораздо
острее, чем в прозаических «Гаклиях». Некоторая смягчённость тона  бичевания
пороков  в  «Гаклиях»,  видимо,  объясняется  тем,  что  Абай  свои   беседы
адресовал людям старшего  поколения  и  тем,  кого  поэт,  очевидно,  считал
своими ближайшими единомышленниками или последователями.  Вероятно,  поэтому
Абай делился с ними своими мыслями, в то время как в  поэзии  он  разоблачал
носителей зла.

    Абай во многих своих прозаических назиданиях как бы  расшифровывает  те
глубокие   философские-мысли,   которые   скульптурно   вылеплены   сложными
поэтическими образами в его стихах.

    По  объему  и  характеру  «Слова»  Абая  не  одинаковы,  не  однородны.
Несколько выделяется «Двадцать седьмое  слово»,  которое  написано  в  форме
диалога Сократа  со  своим  учеником  Аристодемом  на  тему  о  том,  какими
высокими качествами наделил человека бог и  каким  «вечным  должником»  бога
является человек за то, что он «удостоен  его  любви».  Несколько  особняком
также  стоит  «Тридцать  седьмое  слово».  Оно  состоит  из  двадцати   трех
афоризмов, не имеющих прямой связи с основной тематикой бесед.



    Если условно  выделить  эти  два  «Слова»,  которые  как  по  объему  и
тематике, так и по стилю отличаются от других, то  остальные  «Слова»  можно
сгруппировать вокруг нескольких  основных  тем.  Первая  —  это  «Слова»  об
общественном строе  и  административном  управлении.  К  этой  группе  можно
отнести третье, восьмое, двадцать второе, тридцать  девятое,  сорок  первое,
сорок второе «Слова». В них затрагиваются и другие темы.  Но  основными  все
же  являются  рассуждения,  связанные  с  формой  правления  в  степи.   Как
известно, во второй половине XIX века, когда жил и творил Абай, в  казахских
степях всюду был установлен институт  волостных  правителей,  избираемых  на
три года. Как и в поэзии, Абай во  многих  местах  своих  бесед-рассуждений,
особенно  в  перечисленных  «Словах»,  с  презрением  говорит  о   волостных
правителях и биях, сидящих на шее народа. «Кто же примет мудрый  совет?  Кто
послушает наставления? Ни волостной старшина, ни бий меня  не  услышат...  У
них в голове своя забота:  не  оказаться  виноватым  перед  начальством,  не
пропустить в аул разных смутьянов». «Уважать ли мне  волостного  старшину  и
бия?—пишет  он  в  «Двадцать  втором   слове».—Но   нет   биев   и   старшин
справедливых. А  биям  и  старшинам,  купившим  свои  места,  нет  основания
требовать к себе уважения». Абай не только не склонял голову  перед  «власть
имущими», но и всячески разоблачал их злодеяния  и  мошеннические  проделки,
сеявшие ложь, обман и  сплетни,  разжигавшие  ссоры  и  дрязги,  развивавшие
взяточничество, воровство, подкуп и подхалимство.

    По-видимому, питая иллюзии относительно возможности  улучшения  системы
волостного и бийско-судейского правления, Абай  предлагал,  как  и  до  него
Чокан Валиханов, свою  реформу  выборов  волостных  правителей  и  биев.  Он
хотел, чтобы волостной правитель был человеком,  получившим  образование  на
русском языке, избирался народом на долгий срок, защищал народные  интересы,
поддерживал полезный труд, ремесла, просвещение. Наряду  с  этим  он  считал
необходимым отменить введенное царским правительством положение об  избрании
судей и следователей из родовых биев,  так  как  они  не  могут  справедливо
решать споры и тяжбы, и вместо них предлагал  учредить  институт  третейских
судей, которые вели бы следствие на глазах у народа, что  совпадает  с  тем,
что некогда предлагал в «Былом и думах» Герцен. Подчеркивая  прогрессивность
предлагаемой реформы Абая, отражающей его демократическую,  просветительскую
позицию, Мухтар Ауэзов в то же время  отмечает  и  существенный  недостаток,
заключающийся в том, что Абай, как и до  него  Чокан  Валиханов,  предлагали
избирать  судей  на  пожизненный  срок.  В   этом   сказались   историческая
ограниче
12
скачать работу


 Другие рефераты
Проблема человечества
Әлеуметтік психологияның ғылыми білімдер жүйесінде дамуы
Промышленные синтезы на основе углеводородов
Прогноз деловой среды на предприятии


 

Отправка СМС бесплатно

На правах рекламы


ZERO.kz
 
Модератор сайта RESURS.KZ