Главная    Почта    Новости    Каталог    Одноклассники    Погода    Работа    Игры     Рефераты     Карты
  
по Казнету new!
по каталогу
в рефератах

Свт. Иоанн Златоуст как толкователь Священного Писания



 Другие рефераты
Свидетели Иеговы. Их организация и деятельность Свидетели Иеговы: история, организация, вероучение Святки Сикхизм

Православный Свято-Тихоновский Богословский

                                  Институт

                        3 курс, «заочное» отделение.
                         Катехизаторский факультет.


                                 Патрология


                               Тема сочинения:
                             Свт. Иоанн Златоуст
                     как толкователь Священного Писания



                          Шевчуган Роман Георгиевич



                             Ухта, 2001/2002 гг.

Священное Писание является одной из форм Божественного Откровения. В нем  во
всей полноте (насколько это возможно в письменном  виде)  Господь  открывает
людям путь ко спасению, а  так  как  не  может  быть  для  человека  большей
задачи, чем достижение жизни вечной, то можно с  уверенностью  сказать,  что
Библия для человека – самая важная книга из всех,. которые  когда-либо  были
написаны.
  Вместе с тем  Священное  Писание  отнюдь  не  является  неким  магическим
средством, гарантирующим человеческое  спасение  при  условии,  что  человек
регулярно использует его по назначению (для чтения) и без крайней  нужды  не
вступает с ним в полемику (это и есть основная  ошибка  многих  протестантов
«второй волны»).  Это  –  текст,  который  не  существует  без  читающего  и
понимающего (причем по-своему) ума. Если бы это было иначе, то  не  было  бы
нужды в другой  форме  Божественного  Откровения  –  Священном  Предании,  в
котором важное место занимают творения Отцов Церкви. Задача этих творений  –
не  подмена  собой  Священного  Писания,  как  пытаются   представить   дело
противники Православия, а наиболее полное раскрытие  его  истинного  смысла.
Если уж  каждому  человеку  и  свойственно  толковать  текст  соответственно
своему духовному и интеллектуальному уровню, то наиболее целесообразно  было
бы обратиться к опыту  тех,  для  кого  Священное  Писание  было  не  просто
предметом теоретического  интереса,  но  эталоном  и  руководством  всей  их
жизни.
  Одним из наиболее выдающихся толкователей Священного Писания и был Иоанн,
архиепископ г. Константинополя, живший во второй половине 4 века  от  Р. Х.,
и прозванный за свой дар красноречия Златоустом.
  Иоанн был родом из богатой и  знатной  христианской  семьи,  где  получил
благочестивое воспитание, в котором наибольшее участие принимала его мать.
  Позже уроки благочестия, полученные им  в  юности,  были  закреплены  его
наставниками, в числе  которых  были  Мелетий  Антиохийский,  Диодор,  аскет
Картерий [см. 1, стр.206].
  В 398 г. Иоанн Златоуст был призван на константинопольскую кафедру, где и
взял на себя  подвиг  нравственного  воспитания  христиан.  А  необходимость
этого труда была очевидна.
  Вторая половина 4 века была тем временем, когда гонения  на  христиан  со
стороны язычников уже давно прекратились, и когда христианство  начало  свое
победное шествие по Римской Империи уже не в  качестве  одной  из  множества
других религий, но  религии  господствующей,  адептами  которой  становились
люди  разных  званий,  общественного  положения,  занятий,  а  также  разных
талантов и способностей.
  С одной стороны, это было хорошо: именно в  4  веке  наблюдается  расцвет
святоотеческой мысли,  достижения  которой  становились  достоянием  широкий
масс людей.
  Но была и негативная сторона: если в первые три века христианства тяжелое
положение Церкви  и  гонения  на  нее  требовали  от  ее  членов  стойкости,
мужества, а особенно высокого нравственного уровня и глубокой веры, то  в  4
веке в Церковь пришло много людей, живущих по страстям  мира.  Эти  люди  не
особо интересовались вопросами вероучения и их связью с жизнью  христианина.
Христианство  становилось  для  многих  религией  «по  умолчанию»:   «Задача
нравственного перевоспитания общества и народа стали перед Златоустом в  это
время с особой силою, У него было впечатление,  что  он  проповедует  людям,
для которых христианство стало лишь модной одеждой» [1, стр.207].
  В результате этого в среде  членов  Церкви  наблюдалось  падение  веры  и
нравов, и  эти  явления  были  более  опасны  для  Церкви,  чем  все  скорби
прошлого: «сама многочисленность христиан его смущала  –  «тем  больше  пищи
для огня»… и с горечью говорил он о наступившем благополучии:  «безопасность
есть  величайшее  из  гонений  на   благочестие   …   безопасность   рождает
беспечность, расслабляет и усыпляет души,  а  диавол  умерщвляет  спящих»  …
Златоуста смущал нравственный упадок  …  молчаливое  снижение  требований  и
идеалов» [1, стр.207].
  И Златоуст считал своим  долгом  бороться  с  такой  скрытой  апостасией,
формой же борьбы он избрал  проповеди,  в  которых  важное  место  уделялось
взаимосвязи евангельский идеалов с повседневной жизнью христианина.
  Именно  поэтому  в  его  литературном  наследии  ведущее  место  занимают
экзегетические произведения, раскрывающие эту связь.
  Перу Златоуста принадлежат  следующие  экзегетические  труды:  Беседы  на
книгу Бытия, на Псалмы, на книгу пророка Исаии, на Евангелия от Иоанна и  от
Матфея, на Деяния апостолов, а  также  беседы  ко  всем  посланиям  апостола
Павла.

  Так как Иоанн получил богословское образование в Антиохии, в своих трудах
он  стал  продолжателем  традиций  антиохийского  богословия  и  экзегетики,
основу которым положили такие  его  представители,  как  Феофил  и  Евстафий
Антиохийские,  пресвитер  Дорофей,  Диодор  Тарсский,   для   которых   было
характерно сдержанное  отношение  к  аллегоризму  и  активное  использование
противопоставлений  и  полемики.  [см. 1, стр.219].  Поэтому  Златоуст,  как
последователь своей школы, остается в своих  толкованиях  всегда  реалистом:
«Его экзегезис – … ясный, простой, почти  совершенно  чуждый  аллегоризации,
но зато  изобилующий  типологическими  толкованиями.  Его  мысль  невозможно
изложить систематически…» [2, стр.255].
  Типологическими приемами Златоуст пользовался шире, чем кто-либо  другой.
Например, типологически связаны некоторые события Нового и  Ветхого  заветов
– распятие Христа и принесение в жертву Исаака: «Как  здесь  овча  принесено
вместо Исаака, так и словесный Агнец принесен в  жертву  за  весь  мир…  там
возлюбленный и истинный сын, и  здесь  возлюбленный  и  единосущный  Сын…  »
[3, стр.524]. Таким образом, особенность типологических приемов  толкования,
применяемых Златоустом, заключалась в том, что объяснялся смысл  события,  а
не слова, которым оно выражено. «Ветхий и Новый завет для  аллегориста  суть
две системы толкования, два мировоззрения, но не два этапа  домостроительной
истории.  в   этом   и   заключается   ирреализм   аллегорического   метода.
Исторический реализм не превращает Библию в  мирскую  историю  Даже  Феодора
Мопсуестийскаго не следует принимать за историка-позитивиста. И для  него  …
события Ветхаго Завета прообразуют грядущее, пророчествуют.… Еще  более  это
для Златоуста» [1, стр.221].
  Преимущество подобного метода в том, что  с  одной  стороны,  сохраняется
доступность  для  понимания  текста  практически   каждым   человеком,   вне
зависимости от его духовного  и  интеллектуального  уровня,  а  с  другой  –
избегается излишний буквализм, тормозящий глубокое осмысление Св. Писания.
  Что  же  касается  соотношения  буквального  и  иносказательного  смысла,
особенно при чтении Ветхого Завета,  то  Златоуст  советовал  придерживаться
«золотой середины»: «иное надобно принимать так,  как  сказано,  а  иное  не
так, как положено там, – как, например слова: волки и  агнцы  будут  пастись
вместе; другое  же  двояко  понимать,  удерживать  чувственное  и  принимать
мыслимое,  как  напр.,  возношение  сына  Авраамова;  в   агнце   египетском
представляем образ страдания» [цит. по: 4, стр. 326].
  Таковы  особенности  экзегетических  приемов,  примененных  Златоустом  в
толковании Св. Писания.

  Темы же, рассматриваемые в этих творениях, различны. Однако  более  всего
его волновали  те  вопросы,  которые  были  связаны  с  теми  искушениями  и
пороками, от которых  страдали  жители  новой  столицы.  И  здесь  проявился
контраст между Златоустом и его слушателями: «По  своим  взглядам  на  жизнь
святой Иоанн Златоуст  был  человеком  до-Константиновской  эры.  Он  всегда
говорил людям в глаза все, что о них думал… Этот недостаток  непосредственно
следовал из его строго христианского отношения к миру. О чем бы  ни  говорил
Златоуст, он всегда интересовался этической стороной  ситуации  и  неизменно
соотносил это со Священным Писанием» [2, стр.256].
  Важнейшее место он уделял теме богатства и  бедности,  а  также  пороков,
связанных с материальными благами – сребролюбия, стяжания. Во многих  главах
его толкования на Евангелия от Матфея он обличает их.
  Златоуст хотя и был сторонником социального равенства, однако коммунистом
его назвать нельзя – злом для него была не  столько  частная  собственность,
сколько неправильное, страстное  к ней  отношение:  «Нет  никакой  пользы  в
деньгах, когда  бедна  душа,  и  нет  никакого  вреда,  когда  душа  богата»
[3, стр.808]. обличается же Златоустом  сребролюбие  –  страсть  к  стяжанию
богатства любыми  средствами:  «…  нет  ничего  беззаконнее  сребролюбивого.
Действительно, такой человек и сам себя продает,  и  делается  общим  врагом
вселенной, когда скорбит, что земля  не  приносит  золота  вместо  колосьев…
отвращается всякого дела, чрез которое нельзя  приобрести  денег…  ненавидит
всех, бедных и богатых: бедных из-за того, как  бы  они  не  пришли  к  нему
когда-нибудь  просить  милостыню;  богатых  за  то,  что  он  не  имеет   их
12
скачать работу


 Другие рефераты
Бруней
История развития ЭВМ
Биологиялық ырғақтар
Творчество Гомера


 

Отправка СМС бесплатно

На правах рекламы


ZERO.kz
 
Модератор сайта RESURS.KZ