Главная    Почта    Новости    Каталог    Одноклассники    Погода    Работа    Игры     Рефераты     Карты
  
по Казнету new!
по каталогу
в рефератах

Звезда по имени Солнце. Виктор Цой



 Другие рефераты
Жизнь и смерть Курта Кобейна Жизнь и творчество Людвига Ван Бетховена Звук как часть жизни Ивана Купала

Вильнюсский педагогический университет

 

Студентки ФС IV курса

Юрчик Анжелики

 

Вильнюс 2001
Утром 15-го августа 1990 года нашу страну, тогда еще Советский Союз,
облетела нелепая весть: в Латвии, на шоссе Талсы - Слока автомобиль
«Москвич», за рулем которого ехал с рыбалки кумир молодежи,
двадцативосьмилетний поэт и певец Виктор Цой, попал в аварию. С летальным
исходом.
К тому трагическому моменту Цой стал самым известным человеком в
стране вообще. Его любили и как музыканта, и как поэта, и как актера –
никто так не состоялся, как он. И казалось, что это только начало, что наш
герой будет с нами всегда. Альбомы группы «Кино» - а Цой всегда настаивал
на своей роли именно «члена группы» - парадоксальным образом обнаруживались
в коллекциях меломанов самого разного профиля: и «металлистов», и
«депешистов», и панков. А также студентов, школьников, шпаны, да кого
угодно. Эти подчас скверно записанные (пятая копия – еще не брак!) альбомы
были последними посланцами «магнитофонной культуры», и, безусловно,
центральным объектом «пиратирования».
В. Цой торопился жить и очень любил жизнь, хотя мало кому признавался
– образ «черного рыцаря» не позволял этого. Он всегда был таким угрюмым,
каким его привыкли видеть в черно-белом ящике телевизора. Никогда не
расставался с черным костюмом и гитарой-шестистрункой. С ним трудно было
разговаривать. Он не любил говорить – он любил петь («Моя душа – в моих
песнях»). По опросам всячесих хит-парадов он сам и его группа «Кино»
занимали только первые места. Он был тем самым «последним героем», который
нарисовал на рукаве группу крови и отправился в бой, потому что «тем, кто
ложится спать, спокойного сна» и «мы хотели пить, но не было воды», и тогда
он сказал, что «дальше действовать будем мы». Мы – это и беспечная
восьмиклассница, и угрюмый бездельник, и ты, которая «так любишь эти
фильмы». Главное достоинство последних песен "Кино" - сдвиг авторской
позиции с непререкаемого "я" на нервное "мы":
Мы хотели пить, не было воды,
Мы хотели света, не было звезды,
Мы выходили под дождь и пили воду из луж,
Мы хотели песен, не было слов,
Мы хотели спать, не было снов,
Мы носили траур, оркестр играл туш.

Хотя сам В. Цой придерживался такого мнения: «когда речь идет о
песнях, я сторонник слова «я». Оно честнее, нежели «мы».
"Кино" привлекаeт слушателей обилием свежих мелодических решений, а
отличная ансамблевая игра позволяет говорить о ней как о настоящем образце
рок- группы. Цой прежде всего романтик и, может, даже идеалист, ибо мотивы
лирические явно доминируют над любыми другими в его творчестве. В текстах
В. Цоя – а именно он является автором практически всего репертуара "Кино" –
романтически возвышенные образы смешиваются с сугубо реалистическими,
бытовыми зарисовками с натуры, отражая внутренний мир молодого человека, в
них находят место и добрый юмор, а иногда и едкая ирония, которая вообще
довольно характерна для поэтического языка В. Цоя. В более поздних работах
группы заметно "повзросление" ее лирического героя, отход от наивного
бытописания жизни дворов и подворотен, поворот к более серьезным проблемам,
призывы к активным действиям, нравственному обновлению. Вот что говорил
Виктор о своем творчестве: «Я пишу о том, что происходит вокруг меня…. Я
пишу песни не потому, что нужно, а потому, что меня лично волнуют проблемы.
Вот как раз, когда «нужно», получается нечестно. А если меня волнует какая-
то проблема, если не почувствовал то, что меня бы задело, - я не могу
писать песню. … Я не певец социального протеста, не пишу песен «на злобу
дня»… Если бы нам чаще давали возможность выступать в газетах, на
телевидении, излагать свою точку зрения на разные вопросы,то, может быть,
моя музыка и тексты были бы иными. А поскольку, скажем, у меня нет такой
возможности, я все стараюсь выразить в песнях».
Страннa, вообще говоря, музыка – что-то от пост-панка, что-то от нью-
вэйва. Простые, но красивые гармонии, изобретательные рисунки баса..
Простая (местами даже специально "припопсённая") музыка, абсолютно никаких
изысков, гитарные партии под силу даже начинающему музыканту, барабаны с
лёгкостью заменяются обычной drum-машиной. В. Цой объясняет это так: «нам
за честность могут простить практичеки все: и, скажем, недостаточно
профессиональную игру, и даже недостаточно профессиональные стихи….. Можно
считать себя честным сколько угодно. Главное в том, считают ли тебя честным
остальные».
Прохладность загадочно-кошачьей пластики, чарующая отстраненность
мимики, подчеркнуто-бесстрастный вокал, в прижатости которого угадывается
такое буйство крови, такая мучительная неудовлетворенность, такое бессонное
желание выплеснуть себя, что не поверить этому странному голосу можно,
только внушив себе – это категоричное, отмеренное ритмичным ходом гитары
предложение неминуемого выбора "с нами или против нас" всего лишь
померещилось в металлических и мягких, словно фольга, гармониях. Но нельзя
рассматривать его тексты песен в отрыве от музыки, они многое таким образом
теряют, т.к. текст и музыка едины, ведь мысль в них одна.
Половина песен написана просто от большой скуки и безделья, вторая
половина, обладая глубоким смыслом, излагается очень просто и доступно. Его
стихи – и простые, жизненные, на волнующие всех нас темы, и более сложные,
с подтекстом. Он поясняет это так: «Мир многолик, многолики и стихи». Спору
нет, заслуга Цоя велика: сделать рассматривание различных проблем настолько
простым и понятным, без потери глубины смысла и самой сути, и, не прибегая
к размышлениям о высоких материях и различного рода философствованиям, -
дорогого стоит. В этом и была его основная ценность и уникальность. Это и
сделало его героем ещё при жизни. В текстах никакого тебе навзрыда, надрыва
и крика, никакой правды-матки, столь характерной для так называемого
«русского рока». В его стихах, в нем самом, в его песнях чувствуется
искренняя вера, без оттенка «комерческого» характера.
Мир Цоя – братство одиночек, поэтому и его лирический герой –
одиночка, путешественник, просто асоциальный тип! Путник, идущий, подобно
набоковскому Мартыну, за какой-то призрачной мечтой по зову свыше:
Hо странный стук зовет в дорогу
Mожет сердце, а может стук в дверь
При всем своем имидже закрытого, молчаливого любителя гардероба всех
оттенков черного, Цой был (есть!) потрясающе открыт для тех, кто
внимательно слушает его песни:
Я не люблю, когда мне врут,
Но от правды я тоже устал.
Я пытался найти приют,
Говорят, что плохо искал.
Персонаж Виктора Цоя не просто готов выйти под дождь, отправиться в
путь, вступить в бой. Он таинственно улыбается безусловной победе, даже
когда сажает "алюминиевые огурцы на брезентовом поле". И когда тонет, хотя,
как и все, знает близлежащий брод. Дело не в том, что он отказывается от
легкого пути, дело в том, что, позвав за собой, манит не на красивую
гибель, а к выигрышу по большому счету. Так уж сложилось, поет Цой - "Где
бы ты ни был, что б ты ни делал, между землей и небом - война". И в
тотальной возне за место под солнцем уверенность в осмысленности на первый
взгляд иррациональных, "невыгодных" поступков служит залогом сохранения
духовности. В этом, собственно, и состоит цель песенного героя Виктора Цоя.
Цель куда менее определенная, чем путь к ней, как расплывчаты контуры любой
идиллии. Не предлагая чудодейственных рецептов, не скалясь на "отдельные
недостатки", Цой просто заявляет: "Дальше действовать будем мы". И по
дорогам снова мелькает плащ странствующего рыцаря.

Небольшой анализ стихотворения «Пачка сигарет»:
Экзистенциальный смысл поэзии Виктора поражает своей глубиной,
ясностью и лиризмом даже тех, кто не искушен в вопросах философии, эстетики
и истории литературы. Наличие в кармане некоторого количества табачных
изделий становится поворотным пунктом в мироощущении Цоевского лирического
героя, и дает повод для оптимистического восприятия действительности. И
хотя из песни становится ясным, что в немалой степени этому способствует
проездной документ на самолет (находящийся, очевидно, в этом же кармане),
все же доминирующим фактором является именно пачка сигарет - не случайно
именно этот образ вынесен в заглавие всей песни. Лирический герой Цоя
архетипичен и берет свою родословную из довольно скучной и известной всем
из школьной программы галереи "ненужных людей" XIX века – Печориных, Чацких
и Онегиных. "Последний Герой" Цоя - воплощенный образ самого Виктора -
своего рода Байрон

1234
скачать работу


 Другие рефераты
Экологические проблемы в связи с загрязнением почв
Государство Бохай
Социально-психологические методы управления в ОВД: реальность и потенциал практического использования
Макраме

°C

 

Отправка СМС бесплатно

На правах рекламы


     ZERO.kz          
 
Модератор сайта RESURS.KZ