Главная    Почта    Новости    Каталог    Одноклассники    Погода    Работа    Игры     Рефераты     Карты
  
по Казнету new!
по каталогу
в рефератах

Атлантизм



 Другие рефераты
Анархическое сознание и поведение Асимметрия общества Березовский как политический деятель Ближний Восток

1. Ведение.  Последователи Спикмена Д.У. Мэйниг, У.Кирк, С.Б.Коен,
      К.Грэй, Г.Киссинджер 
   2. Атлантисты выиграли холодную войну
   3. Аэрократия и эфирократия 
   4. Две версии новейшего атлантизма 
   5. Заключение. Столкновение цивилизаций: неоатлантизм Хантингтона 
   6. Список используемой литературы.



1. Ведение.  Последователи Спикмена Д.У. Мэйниг, У.Кирк, С.Б.Коен, К.Грэй,
Г.Киссинджер 


Развитие американской, чисто атлантистской линии в геополитике после 1945
года в основном представляло собой развитие тезисов Николаса Спикмена. Как
сам он начал разработку своих теорий с коррекций Макиндера, так и его
последователи, в основном, корректировали его собственные взгляды.


В 1956 году ученик Спикмена Д.Мэйниг опублико вал текст "Heartland и
Rimland в евразийской истории". Мэйниг специально подчеркивает, что
"геополитические критерии должны особо учитывать функциональную ориентацию
населения и государства, а не только чисто географическое отношение
территории к Суше и Морю".(1) В этом явно заметно влияние Видаля де ля
Блаша.


Мэйниг говорит о том, что все пространство евразий ского rimland делится на
три типа по своей функцио нально-культурной предрасположенности.
      "Китай, Монголия, Северный Вьетнам, Бангладеш, Афганистан, Восточная
      Европа (включая Пруссию), Прибалтика и Карелия пространства,
      органически тяготеющие к heartland.


      Южная Корея, Бирма, Индия, Ирак, Сирия, Югославия геополитически
      нейтральны.


      Западная Европа, Греция, Турция, Иран, Пакистан, Таиланд склонны к
      талассократическому блоку."(2)
В 1965 году другой последователь Спикмена У.Кирк выпустил книгу(3),
воспроизводящую название знаменитой статьи Макиндера "Географическая ось
истории". Кирк развил тезис Спикмена относительно центрального значения
rimland для геополитического баланса сил. Опираясь на культурно-
функциональный анализ Мэйнига и его дифференциацию "береговых зон"
относительно "теллурократической" или "талассократической" предраспо
ложенности, Кирк выстроил историческую модель, в которой главную роль
играют прибрежные цивилизации, от которых культурные импульсы поступают с
большей или меньшей степенью интенсивности внутрь континен та. При этом
"высшие" культурные формы и историче ская инициатива признается за теми
секторами "внутреннего полумесяца", которые Мэйниг определил как
"талассократически ориентированные".


Американец Сол Коен в книге "География и Политика в разделенном мире"(4)
предложил ввести в геополитический метод дополнительную классификацию,
основанную на делении основных геополитических реальностей на "ядра"
(nucleus) и "дисконтинуальные пояса". С его точки зрения, каждый конкретный
регион планеты может быть разложен на 4 геополитических составляю щие:
           "1) внешняя морская (водная) среда, зависящая от торгового флота
           и портов;


           2) континентальное ядро (nucleus), тождественное "Hinterland"
           (геополитическому термину, означающему "удаленные от побережья
           внутренние регионы");


           3) дисконтинуальный пояс (береговые сектора, ориентированные
           либо внутрь континента, либо от него);


           4) регионы, геополитически независимые от этого ансамбля." (5)
Концепция "дисконтинуальных поясов" была подхваче на такими ведущими
американскими стратегами, как Генри Киссинджер, который считал, что
политическая стратегия США относительно "дисконтинуальных" береговых зон
состоит в том, чтобы соединить фрагменты в одно целое и обеспечить тем
самым атлантизму полный контроль над Советской Евразией. Эта доктрина
получила название "Linkage" от английского "link", "связь", "звено". Чтобы
стратегия "анаконды" была до конца успешной, необходимо было обратить
особое внимание на те "береговые сектора" Евразии, которые либо сохраняли
нейтралитет, либо тяготели ко внутренним пространствам континента. На
практике эта политика осуществлялась через вьетнамскую войну, активизацию
американо-китайских отношений, поддержку США проамериканского режима в
Иране, поддержку националис тов-диссидентов Украины и Прибалтики и т.д.


Как и в предшествующие эпохи послевоенная американская атлантистская
геополитическая школа постоянно поддерживала обратную связь с властью.


Развитие геополитических взглядов применительно к "ядерной эпохе" мы
встречаем у другого представителя той же американской школы Колина Грэя. В
своей книге "Геополитика ядерной эры"(6) он дает очерк военной стратегии
США и НАТО, в котором ставит планетарное месторасположение ядерных объектов
в зависимость от географических и геополитических особенностей регионов.


2 Атлантисты выиграли холодную войну


Геополитическое развитие атлантизма к началу 90-х годов достигает своей
кульминации. Стратегия "анакон ды" демонстрирует абсолютную эффективность.
В этот период можно наблюдать почти "пророческую" правоту первых
англосаксонских геополитиков Макиндера и Мэхэна, скорректированных
Спикменом.


Распад Варшавского договора и СССР знаменует торжество ориентации
атлантистской стратегии, проводив шейся в жизнь в течение всего XX века.
Запад побеждает в холодной войне с Востоком. Морская Сила (Sea Power)
празднует свою победу над heartland'ом.


Геополитически это событие объясняется так:


Противостояние советского блока с НАТО было первой в истории чистой и
беспримесной формой оппозиции Суши и Моря, Бегемота и Левиафана. При этом
геополитический баланс сил отражал не просто идеологиче ские, но и
геополитические константы.


СССР как heartland, как Евразия, воплощал в себе идеократию советского
типа. С географической точки зрения, это было довольно интегрированное
"Большое Пространство" с колоссальными природными ресурсами и развитым
стратегическим вооружением. Главным преимуществом СССР были "культурно-
функциональные" наклонности населения, живущего на его просторах или
примыкающего к советской территории, и наличие трудно досягаемых
внутриконтинентальных просторов, позволяющих создать надежные оборонные и
технологиче ские плацдармы. Кроме того, с двух сторон с Севера и Востока
СССР имел морские границы, защищать которые намного легче, чем сухопутные.


За счет централизованной экономики СССР добился товарно-продовольственной
автаркии и военного статуса сверхдержавы. По мере возможностей он стремился
распространить свое влияние и на другие континенты.


Но у Восточного блока было несколько принципи альных геополитических
недостатков. Самый главный заключался в огромной протяженности сухопутных
границ. Если с Юга границы совпадали с грядой евразий ских гор, от
Манджурии до Тянь-Шаня, Памира и Кавказа, то на Западе граница проходила
посредине равнинной Европы, которая была стратегическим плацдармом
атлантизма, в то время как центральная его база находилась на западном
берегу "Срединного Океана" (Midland Ocean). Но даже в южном направлении
горы служили не только защитой, но и препятствием, закрывая путь для
возможной экспансии и выход к южным морям.


При этом Восточный блок был вынужден сосредото чить в одном и том же
геополитическом центре военно-стратегические, экономические,
интеллектуальные, производственные силы и природные ресурсы.


С таким положением резко контрастировало геополитическое положение Запада с
центром США. (Это особенно важно, так как положение Западной Европы было в
таком раскладе сил весьма незавидным; ей досталась роль сухопутной базы
США, прилегающей к границам противоположного лагеря, своего рода
"санитарного кордона "). Америка была полностью защищена "морскими
границами ". Более того, стратегически интегрировав свой континент, она
получила контроль над огромной частью евразийского побережья, rimland. От
Западной Европы через Грецию и Турцию (стран - членов НАТО) контроль
атлантистов простирался на Дальний Восток (Таиланд, Южная Корея,
стратегически колонизированная Япония), и эта зона плавно переходила в
Индийский и Тихий океаны важнейшие военные базы на острове Сан Диего, на
Филиппинах, и далее, на Гуаме, Карибах и Гаити. Следовательно, все
потенциальные конфликты были вынесены за территорию основного
стратегического пространства.


При этом атлантисты создали сложную дифференци рованную систему
геополитического распределения силовых "ядер". Непосредственно США
обеспечивали военно-стратегическую мощь. Интеллектуальные, финансовые и
производственные структуры, а также центры разработки высоких технологий
сосредоточивались в Западной Европе, свободной от тяжести обеспечения
собственной военной безопасности (кроме содержания полиции и чисто
декоративных ВС).


Природные ресурсы поступали из экономически малоразвитых регионов Третьего
мира, откуда в значитель ной мере приходила и дешевая рабочая сила.


Сохранение статус кво, сложившегося сразу после Второй мировой войны, было
наступательной позицией, так как, по предсказаниям атлантистских
геополитиков, такая ситуация неминуемо должна была привести к истощению
континентального блока, обреченного на полную автаркию и вынужденного в
одиночку развивать все стратегические направления одновременно.


У heartland'а в такой ситуации было только два выхода. Первый осуществить
военную экспансию на Запад с целью завоевания Европы до Атлантики. После
этого усилия СССР мог бы обеспечить себе спокойные морские границы и
промышленно-интеллектуальный и технологический потенциал. Параллельно
следовало было предпринять аналогичное усилие и в южном направлении, чтобы
выйти, наконец, к теплым морям и порвать "кольцо анаконды" Sea Power. Это
жесткий путь, которы
123
скачать работу


 Другие рефераты
Информационная война
Маркетинговая политика корпорации Intel
Информационная война
Регенерация азотной и серной кислоты


 

Отправка СМС бесплатно

На правах рекламы


     ZERO.kz          
 
Модератор сайта RESURS.KZ