Главная    Почта    Новости    Каталог    Одноклассники    Погода    Работа    Игры     Рефераты     Карты
  
по Казнету new!
по каталогу
в рефератах

История Русской Церкви



 Другие рефераты
История Религии (том 1) История Рождества История масонства: попытка демифологизации Иудаизм

Православный Свято-Тихоновский
                            Богословский Институт

                         IV курс, заочное отделение


                               Катехизаторский
                                  Факультет


                           ИСТОРИЯ РУССКОЙ ЦЕРКВИ

     Книжная справа в первой половине XVII века и при патриархе Никоне.
        Ее влияние на последующие события старообрядческого раскола.

                               Горбунов Д. А.



                           Москва, 1997 / 1998 г.

                                    ПЛАН

1. Предпосылки книжной справы
2. Исправление богослужебных книг в период междупатриаршества.
3. Книжное дело при патриархах Филарете, Иосафе и Иосифе.
4. Исправление книг патриархом Никоном.
5. Реакция духовенства и мирян на обрядовую и книжную реформы.


   Проблема правильности и однообразия богослужебных книг во всей её остроте
встала перед русской церковью начиная со второй половины XVI века после
выхода в свет первых печатных книг. Для их тиражирования необходимо было
отобрать рукописные оригиналы с минимальным количеством ошибок и описок.
Испорченность большинства богослужебных книг была бесспорным фактом и
поэтому уже Стоглавый собор рекомендовал к употреблению и переписыванию
только «добрые переводы» [1, c. 114]. Но критерий правильности так и не был
найден. Поэтому переписчики и первопечатники выбирали наилучшую копию,
исходя из субъективного представления о качестве и авторитетности той или
иной книги, иногда сличая её с другими доступными славянскими списками.
Вопрос об обращении к греческим оригиналам в первые десятилетия
книгопечатания поставлен не был из-за малообразованности духовенства и
профессиональных переписчиков, а также вследствие фактического отсутствия
школьного образования.
   Ещё одним стимулом к скорейшему исправлению церковной и обрядовой жизни
была концепция «Москва - III Рим», согласно которой Москва является
непосредственной преемницей византийской теократии, а царь российский
становится «единым вселенским православным царем всех христиан» [2, c.
121]. Эти горделивые национальные амбиции, вырывавшие Русскую Церковь из
соборного единства, смогли вырасти до размеров государственной идеологии
вследствии всего хода истории, постепенно подведшей сознание русской
интеллектуальной элиты к идее особого мессианского пути русского народа
[см. 3, c. 30]. Обострение эсхатологических ожиданий в XVII в., трудности
православия в Польше и на Ближнем Востоке, укрепление Российской
государственности - все это не могло не укрепить русского человека в
убеждении в том, что именно России предстоит спасти христианство и стать
вселенским центром мессианского царства. «Не мы ли Израиль истинный, люди
христианские?», - писал справщик Печатного Двора Шестак Мартемьянов в
трактате о единогласии - острейшем вопросе литургической жизни русской
церкви того времени [3, c. 118].
   Но ни глубина познания вероучительных истин, ни чистота богослужебной
жизни, ни наличие просвещения и культуры не соответствовали государственным
претензиям мирового масштаба. В то же время замкнутая провинциальная среда
российской глубинки, осознавая себя центром и последним оплотом
православия, враждебно относилась к приходящим ученым чужакам [см. 2, c.
121], опасаясь еретических веяний. Так, в диспуте с греческим патриархом
Паисием Троицкий монах Арсений Суханов, обвиняя греков во многих
«еретических» прегрешениях, утверждает уже непосредственное церковное
преемство: «мы веру приняли от Бога, а не от вас и крещение приняли
изначала от св. апостола Андрея, а не от вас... Приходил он Черным морем и
к нам, и мы от него тогда же приняли крещение, а не от греков» [2, c. 127].
Постановка этих богословских проблем была обусловлена временем. XVI - XVI
века - эпоха грандиозных религиозных потрясений в Европе. Тридцатилетняя
война, реформация, контрреформация и инквизиция, проникновение в Россию
«обновленного» христианства. Всё это не могло не вызвать отзвука в жизни
российского государства и Церкви.
   Идеология «Москва - III Рим», попав на национальную почву, порождает два
типа мировоззрения: первый характеризуется верой в полноту и
безукоризненность богословского знания русской церкви и стремлением
отгородиться от внешнего мира. Второй тип русского религиозного
мировоззрения стремился придать русской церкви вселенское значение и «через
сближение в обряде с греками приблизить политическое объединение
православных народов под московским царем» [2, c. 124], для этого прежде
всего было необходимо поднять на более высокий уровень книжность, школьное
образование, упразднить обрядовые разногласия. Примером и образцом для
исправления должна была стать греческая церковь. Столкновение приверженцев
двух взглядов на место России в мире и истории было неизбежным, и именно
оно послужило причиной раскола в русской церкви, страшные последствия
которого сказываются и по настоящее время.
   Исправление богослужебных книг и церковной обрядности должно было
послужить возвышению русской церкви в глазах всего православного мира,
признанию Москвы центром православия, о котором пророчествовал старец
Филофей: «Два Рима пали, третий - Москва - стоит, а четвертому не быть. Все
христианские царства пришли в конец и сошлись в одно царство нашего
государя; все христианские царства «потопишася от неверных», только царство
одного нашего государя благодатию Христовою стоит» [4, c. 410].
   Первая серьёзная попытка проведения исправления книг с использованием
греческих оригиналов была предпринята в 1615 г., царь Михаил Федорович
поручает исправление Потребника 1602 г. архимандриту Троице-С. Лавры
Дионисию, канонарху Арсению Глухому, библиотекарю Лавры Антонию и
священнику Ивану Наседке. Справщики понимали перед какой непосильной
задачей были поставлены: «Нам одним не исправить книги Потребника; - писали
Антоний и Наседка государю, - в списках её с давнего времени множество
разностей и погрешностей как от переводчиков, так и от неискусных
переписчиков». Без поддержки сверху, «без настоятеля от властей», «без
митрополичьего совета» книжные, а тем более обрядовые исправления не будут
восприняты церковью - по выражению Арсения, «простым людям будет смутно»
[1, c. 116-117].
   Работа продолжалась полтора года. Для исправления Потребника в
распоряжении справщиков имелось около двадцати славянских списков этой
книги и пять списков греческих, которыми пользовались только Дионисий и
Арсений, самостоятельно изучившие греческий язык. Основные искажения,
найденные в Потребнике, заключались 1) в прибавлении в чине освящения
богоявленской воды «... Духом Твоим Святым и огнем», эту вставку справщики
нашли только в двух славянских списках, но не в самом тексте, а на полях и
поверх строки; 2) несколько молитв из чина исповеди попали в число молитв
священника перед литургией; 3) конечные славословия многих молитв были
искажены - при обращении к одному из Лиц пресв. Троицы молитва
заканчивалась славословием всей Троице. Кроме Потребника справщики
пересмотрели цветную Триодь, Октоих, общую Минею, месячную Минею, Псалтирь,
Канонник, Типикон 1610 г. [1, c. 117]. Исправление последней книги вызвало
бурный протест со стороны её малограмотных издателей - головщика лавры
Логгина и уставщика Филарета. Их бурная ненависть и клеветничество сыграли
свою роль - 18 июля 1618 г. митр. Ионой был созван собор для обсуждения
сделанных исправлений в Потребнике. Результатом Собора стало обвинение
справщиков в еретичестве («...Духа Святого не исповедует яко огнь есть» [1,
c. 119]). Архим. Дионисий был заключен в Новоспасском монастыре и в течение
года подвергался страшным унижениям и надругательствам даже со стороны
митр. Ионы. Арсений Глухой был заточен на Кирилловом подворье и также
терпел различные лишения и нужды. Иван Наседка, отлученный от Церкви,
остался на свободе и в опровержение воздвигнутых на него клевет написал
обширное сочинение в 35 глав, дошедшее до нашего времени. Не оставались
безмолвными и Дионисий с Арсением - ими написано несколько оправдательных
посланий. Ученые были реабилитированы только после посвящения патриарха
Филарета (1619 - 1643 гг.). 2 июля 1619 г. собор, на котором присутствовали
два патриарха и царь, опровергнул все клеветы. Дионисий с честью и большими
дарами возвращен на место настоятеля Троице-С. Лавры, Арсений назначен
главным справщиком, а Наседке было разрешено священнодействовать в
Успенском соборе [1, c. 280; 2, с. 96]. После продолжительных дискуссий
вставка «и огнем» была упразднена - только 9 декабря 1625 г. патр. Филарет
издал окружной указ об изъятии и исправлении печатных Требников. Решающим
аргументом в этом споре стали грамоты от Александрийского и Иерусалимского
патриархов и списки греческих молитв на Богоявление, пришедшие к тому
времени в Москву.
   Патриарх Филарет, знавший не понаслышке о бурном развитии книгопечатания
в Европе, приложил немало усилий к расширению масштабов книжного дела в
России. В 1620 г. типография была перенесена на старый Печатный двор и
имела 7 печатных станов. Расширился и штат справщиков: трое из них знали
греческий язык (старец Арсений Глухой, Богоявленский игумен Илия, мирянин
Григорий Онисимов) и двое лица, обладающие большими знаниями, авторитетом и
опытом (протопоп Иван Наседка и старец Антоний Кралев). Справщики были
снабжены богатой коллекцией древних пергаментных и бумажных рукописей, был
выделен штат чтецов и писцов. Московская типография за время патр. Филарета
выпустила изданий больше, чем за все время предыдущей истории
книгопечатания в России [2 , c. 100]. Характерной особенностью работы
справщиков является ссылка в послесловиях изданных книг на древние
харатейные славянские списки. Единого кр
1234
скачать работу


 Другие рефераты
Цинк
Халықаралық саяси үрдістер
Крепостничество как феномен русской государственности
Реквием Анны Ахматовой


 

Отправка СМС бесплатно

На правах рекламы


ZERO.kz
 
Модератор сайта RESURS.KZ