Главная    Почта    Новости    Каталог    Одноклассники    Погода    Работа    Игры     Рефераты     Карты
  
по Казнету new!
по каталогу
в рефератах

Крепостное крестьянство в романе Пушкина Евгений Онегин



 Другие рефераты
Конфликт литературного произведения. На материале драмы М. Ю. Лермонтова Маскарад Концепция поэта и поэзии П.Б.Шелли Крупноформатные подарочные издания М.О.Вольфа Куприн

Крепостное крестьянство в романе


                        А.С. Пушкина «Евгений Онегин»


      «Евгений Онегин» - первое произведение в истории  русской  литературы,
в котором автору  удалось  создать  широчайшую   панораму  действительности,
раскрыть важнейшие  проблемы   своего  времени.  В  романе  читатели  узнали
жгучую  современность, себя и своих знакомых,  деревню,  город  и   столицу,
помещиков и крепостных. Они  услышали  живую  разговорную,   искреннюю  речь
лучшего из своих современников.  За  широчайший   охват  жизненных  тем,  за
глубину и точную передачу  исторических деталей В.Г. Белинский назвал  роман
«Евгений Онегин»  энциклопедией русской жизни и в высшей  степени   народным
произведением.
      На фоне написанной картины жизни страны Пушкин   представил  в  романе
практически  все  социальные  группы   русской   нации  –   от   крепостного
крестьянства  до столичной  аристократии.
      Он удивительно точно, несколькими штрихами рисует жизнь  и быт деревни
и города, отношение к слугам и крепостным.

                      Ещё  усталые  лакеи
                      На  шубах  у  подъезда  спят;
                      Ещё  не  перестали  топать,
                      Сморкаться,  кашлять,
                      Шикать,  хлопать;
                      Ещё  снаружи  и  внутри
                      Везде  блистают  фонари;
                      Ещё,  позябнув,  бьются  кони,
                      Наскуча  упряжью  своей,
                      И  кучера,  вокруг  огней,
                      Бранят  господ  и  бьют  в  ладони...

      Театры начала XIX века не имели гардеробов,  поэтому   верхние  платья
сторожили лакеи.
      «Нередко бывали случаи, что ожидавшие выхода господ из  театра  или  с
бала маленькие форейторы (кучера)  замерзали  во   время  больших   морозов,
число отмороженных пальцев на  ногах  и руках у  кучеров  не  считалось»,  -
пишет «Исторический вестник»
      Главный герой романа, Евгений Онегин, живёт в эпоху, когда  крепостное
право,  против  которого  выступало  передовое  дворянство,  ещё   не   было
отменено.  Это  было  время   пробуждения   самосознания   в   обществе.   В
сопоставлении  с  деревенскими  соседями,  Онегин  выглядит  не  только  как
просвещенный столичный житель,  но  и  как  либерал.  Добровольная  жизнь  в
деревне  в  1820  году  связывалась  с  распространённым  в   кругах   Союза
Благоденствия стремлением к улучшению быта крестьян:

                      Один  среди  своих  владений,
                      Чтоб  только  время  проводить,
                      Сперва  задумал  наш  Евгений
                      Порядок  новый  учредить.
                      В  своей  глуши  мудрец  пустынный,
                      Ярём  он  барщины  старинной
                      Оброком  легким  заменил;
                      И  раб  судьбу  благословил.
                      Зато  в  углу  своём  надулся,
                      Увидя  в  этом  страшный  вред,
                      Его  расчётливый  сосед;
                      Другой  лукаво  улыбнулся,
                      И  в  голос  все  решили  так,
                      Что  он  опаснейший  чудак.

                      Сначала все к нему езжали;
                      Но так как с заднего крыльца
                      Обыкновенно подавали
                      Ему донского жеребца,
                      Лишь только вдоль большой дороги
                      Заслышит их домашни дроги, –
                      Поступком оскорбясь таким,
                      Все дружбу прекратили с ним.
                      «Сосед наш неуч, сумасбродит,
                      Он фармазон; он пьёт одно
                      Стаканом красное вино;
                      Он к дамам к ручке не подходит;
                      Всё да да нет; не скажет да-с
                      Иль нет-с». Таков был общий глас.

      «В 19-м году, поехав из Москвы повидаться со своими, я заехал в
смоленское своё имение. Крестьяне, собравшись, стали просить меня, что так
как я не служу и ничего не делаю, то мне бы приехать пожить с ними, и
уверили, что я буду им уже тем полезен, что при мне будут менее притеснять
их. Я убедился, что в словах их много правды, и переехал на житьё в
деревню. Соседи тотчас прислали поздравить с приездом, обещая каждый скоро
посетить меня; но я через посланных их просил перед ними извинения, что
никого теперь из них не могу принять. Меня оставили в покое, но,
разумеется, смотрели на меня, как на чудака. Первым моим распоряжением было
уменьшить наполовину господскую запашку. Имение было на барщине, и
крестьяне были далеко в не удовлетворительном положении; многие поборы,
отяготительные для них и приносившие мало пользы помещику, были отменены,»
– писал Якушкин в своей статье. Стремление облегчить участь крестьян,
нежелание знакомиться с соседями и даже прозвище чудака создают в мемуарах
Якушкина «онегинский комплекс». Так как Пушкин был лично знаком с
Якушкиным, то, возможно, непосредственное влияние его рассказа на образ
Онегина.
      В кругах Союза Благоденствия оброк считался не только   лёгкой  формой
крепостной  зависимости,  но  и  путём  к   освобождению   крестьян.   Такое
толкование Пушкин  мог  услышать  от И.С. Тургенева,  с  которым  общался  в
Петербурге. В  специальной  заметке  «Нечто   о  барщине»  декабрист  писал:
«Рассмотрим состояние  оброчного   крестьянства.  Здесь,  прежде   всего,  я
должен заметить к чести тех помещиков, у  которых   крестьяне  находятся  на
оброке,  что  мне  весьма   редко  случалось  находить  крестьян,   платящих
оброк чрезмерный и для них  изнурительный    <...>    Помещики  никогда   не
живут  в  оброчных   деревнях.  Крестьяне  оброчные  управляют  сами  собою,
посредством   своих   выборных,   сотских,   бурмистров».    Мнение     это,
высказанное  Тургеневым  в  1818  году,  подтверждено  было им в  1819  году
в записи «Нечто о  крепостном  состоянии  в  России»
      Умеренный  ( «лёгкий» )  оброк  колебался  от  18 руб.50  коп.  до  25
руб.  ассигнациями.   Видимо,   такой   оброк   и   ввёл   Онегин  в   своих
деревнях. Следует отметить, что Тургенев   весьма   идеализировал  положение
оброчного  крестьянства.  С  более   состоятельных   крестьян   (извозчиков)
помещики  брали  по  40  и  60 руб.  годовых.
      В воспоминаниях  крепостного  крестьянина  Шипова читаем:  «...  дошло
до  того,  что   на   каждую  ревизскую   душу  падало   вместе  с  мирскими
расходами свыше 110руб. ассигнаций  оброка».
      Сумма оброчных  денег в начале XIX века быстро росла: в   воронцовских
имениях  она  увеличилась с  1801  года   в   3-5   раз.   Поэтому  оптимизм
Тургенева был необоснован:  оброк  не  был   путём  к  освобождению.  Однако
положение оброчных крестьян   всё  же  было  более  легким,  чем   положение
барщинных, и перевод  на  оброк воспринимался в  20-х  годах  XIX  века  как
мера либеральная, а если оброк был «лёгким» - даже вольнодумная. Именно  так
 взглянул  на  «реформу» Онегина  «его  расчётливый  сосед».
      Переведение  крестьян  на  оброк  автоматически означало   уничтожение
«заводов» (крепостных мануфактур,  обслуживающихся   барщинным   трудом)   -
одной из наиболее  тяжёлых для крестьянина  и  доходных  для  помещика  форм
крепостной  повинности. Онегин, который был «хозяином»  «заводов»,  переведя
крестьян на  оброк,  таким  образом,  не  только  облегчил  их  труд,  но  и
значительно уменьшил свои доходы.  Также  поступил,  как  было  известно,  и
Тургенев в 1818 году.
      В романе «Евгений Онегин»  отражено  отношение  к  царской  службе.  В
образе матери Татьяны мы видим настоящую помещицу того времени:

                      Она езжала по работам,
                      Солила на зиму грибы,
                      Вела расходы, брила лбы,
                      Ходила в баню по субботам,
                      Служанок била осердясь –
                      Всё это мужа не спросясь.

      Хозяйка брила лбы, то есть сдавала  крестьян  в  рекруты.  При  приёме
рекрута ему сбривали спереди волосы. По указам 1766  и  1779  годов  дворяне
могли во всякое время года сдавать в любом угодном им количестве крестьян  в
солдаты,  получая  за  лишних  рекрутов  квитанции,   которые   можно   было
предъявить в будущие наборы. Это превратило «бритьё лбов», с одной  стороны,
в меру  наказания:  помещик  мог  в  любое  время  оторвать  неугодного  ему
крестьянина от семьи и сдать – практически навсегда – в солдаты. С другой  –
сдача рекрутов сделалась доходным, хотя и официально запрещённым  промыслом:
квитанции у помещика охотно покупали другие помещики, не желая  расставаться
со своей рабочей силой, или даже богатые крестьяне,  чтобы  избавить  своего
парня  от  рекрутчины.   Помещая  «бритьё  лбов»  в   разряд   хозяйственных
мероприятий, Пушкин иронизирует по поводу способов  хозяйствования  обычного
помещика. В черновом варианте практика  Лариной  (матери)  была  подчёркнута
резче:
                       Секала <...>, брила лбы
                       Служанок секла, брила лбы.

      Автор симпатизирует Лариным из-за их близости к  русским  национальным
традициям. Лучшие нравственные качества Татьяны воспитаны  не  француженкой-
гувернанткой, а крепостной няней.  Недаром  охваченная  любовью  к  Онегину,
Татьяна открывает душу своей няне,как самому близкому человеку на свете:

                      «Не спится, няня: здесь так душно!
                      Открой окно да сядь ко мне»
                      – Что, Таня, что с тобою? – «Мне скучно, Погов
12
скачать работу


 Другие рефераты
Жолайырық
Доан Вайолет Робинсон
Организация вексельного обращения в коммерческом банке
Древний Восток, Древняя Греция, Древний Рим


 

Отправка СМС бесплатно

На правах рекламы


ZERO.kz
 
Модератор сайта RESURS.KZ