Главная    Почта    Новости    Каталог    Одноклассники    Погода    Работа    Игры     Рефераты     Карты
  
по Казнету new!
по каталогу
в рефератах

Налоговые системы развитых стран и их сравнение с налоговой системой России



 Другие рефераты
Наиболее интересные аспекты международного частного права Налоговая система Швеции Наружная реклама Наследование

«Налог» — это одно из основных  понятий  финансовой  науки.  Сложность
понимания природы налога обусловлена  тем,  что  налог  —  это  одновременно
экономическое, хозяйственное и  правовое  явление  реальной  жизни.  Русский
экономист М.М. Алексеенко еще в XIX в. отметил эту  особенность  налога:  «С
одной стороны, налог — один из элементов распределения,  одна  из  составных
частей  цены,  с  анализа  которой  (т.  е.  цены)  собственно  и   началась
экономическая  наука.  С  другой   стороны,   установление,   распределение,
взимание и употребление налогов составляет одну из функций  государства».[1]

      Теоретически экономическая природа налога  заключается  в  определении
источника обложения (капитала, дохода) и  того  влияния,  которое  оказывает
налог в конечном итоге на частные хозяйства и народное хозяйство как  единое
целое. Следовательно, экономическую  природу  налога  надо  искать  в  сфере
производства и распределения.
      Как  известно,   реальный   процесс   налогообложения   осуществляется
государством  и  зависит  от  степени  развития  его  демократических  форм.
Поэтому исследование природы налога финансовая наука вела в рамках учения  о
государстве. В свое время П.  Прудон,  верно,  подметил,  что  «в  сущности,
вопрос о налоге – есть вопрос о государстве».
      По  мере  своего  развития  учение  о  государстве   открывало   новые
возможности и для выяснения природы налога. Трудности  исследования  налога,
таким образом, заключались в том, что две науки — экономическая  и  правовая
— занимались налогом, каждая, не считая его  «своим».  Выделение  финансовой
науки в самостоятельную позволило ей в последней четверти XIX — в начале  XX
в., используя идеи неоклассической школы и учение  о  правовом  государстве,
обосновать  необходимость  взимания  налогов,   сформулировать   определение
налога,  словом  выяснить   природу   налога,   которая   концептуально   не
оспаривается и в конце XX в.
       «История  налогов  показывает  нам  двоякое   происхождение   налога:
во–первых, налог, возникший из контрибуции и  дани,  это  —  преимущественно
налог на побежденных, иностранцев или просто на угнетенные  классы,  которые
нередко принадлежали к другой национальности, чем  господствующие  классы  —
налог феодального общества. Второй тип  налога,  возникший  после  появления
постоянного войска, носит совершенно  другой  характер,  он  устанавливается
после долгих переговоров с участием различных  представительных  учреждений,
парламентов и т. д. — налог буржуазного общества».[2]
      Налог в буржуазном  обществе  стал  взиматься  не  только  со  «своего
класса», как при феодализме – с земельного собственника, но также  с  «чужих
классов», то есть  с  пролетариата  и  крестьян  и  даже  преимущественно  с
последних.
      История  свидетельствует,   что   налоги   —   более   поздняя   форма
государственных доходов. Первоначально налоги  назывались  «auxilia»  носили
временный характер. Еще в первой половине XVII в.  английский  парламент  не
признавал постоянных налогов на общегосударственные нужды, и король  не  мог
ввести налоги без его согласия. Однако постоянные войны и создание  огромных
армий, не распускаемых и  в  мирное  время,  требовали  больших  средств,  и
налоги превратились из  временного  в  постоянный  источник  государственных
доходов.  Налог  становится  настолько  обычным  источником  государственных
средств, что известный политический деятель  Северной  Америки  Б.  Франклин
(1706–1790) мог сказать, что «платить налоги и умереть  должен  каждый».  На
исключительное  значение  налогов  для  государства,  но  уже  с   классовых
позиций,  обращал  внимание  К.  Маркс:  «Налог  —  это  материнская  грудь,
кормящая правительство. Налог  —  это  пятый  бог  рядом  с  собственностью,
семьей, порядком и религией. Когда французский крестьянин хочет  представить
себе черта,  он  представляет  его  в  виде  сборщика  налогов».[3]Когда  же
население примирилось с налогами, и они  превратились  в  основной  источник
государственных    доходов,    стали    создаваться    теории,     названные
индивидуалистическими. Они основывались на идее невмешательства  государства
в экономику, на идее непроизводительного  характера  государственных  услуг.
Теории давали обоснование налога и его определение.
      Наиболее распространенной является теория выгоды, обмена эквивалентов,
услуги–возмездия, которая находится в тесной связи с учением  о  государстве
как результате соглашения между гражданами.
      «Теория обмена услуг соответствовала условиям средневекового  строя  с
господством договорных  отношений.  Не  отделявшееся  от  личного  хозяйства
короля  государственное  хозяйство  питалось  тогда   доходами   с   доменов
(государственное имущество: земля, леса, капиталы), поступлениями налогов  и
пошлин, которыми покупались военная и юридическая защита  и  другие  функции
правительственной власти. При таких условиях теорема обмена  услуг  является
формальным отражением существующих отношений»[4]
      Теория выгоды возникла в эпоху просвещения в XVII–XVIII вв., её родина
– Франция. Вобан (1707) и особенно  Монтескье  (1748)  рассматривают  налог,
как плату, вносимую каждым гражданином за охрану его личной и  имущественной
безопасности, за защиту государства и другие услуги.
      В  основе  этих  определений   лежит   представление   о    договорном
происхождении государства. В  действительности  никакой  определенной  связи
между  уплатой  налогов  и  получаемыми  от  государства  выгодами  –   нет.
Во–первых, здесь  нет  той  добровольности  и  того  свободного  соглашения,
которые имеют место во всякой купле – продаже, так что уплата  налога  ничем
не похожа на уплату денег за купленный на рынке товар. Налоги собираются  не
на основании соглашения, а в силу  принудительной  власти  государства.  При
этом нельзя установить, какого–то ни было  равенства  между  суммой  налога,
уплачиваемого лицом, и той пользой, которую  оно  получает  от  деятельности
государства. Наконец услуги государства так  неопределенны  по  отношению  к
отдельным  лицам,  что  они  никак  не  могут  получить  выражения   меновой
стоимости.  Поэтому  определить   выгоды,   оценить   услуги,   доставляемые
государством индивидууму, крайне трудно.
      Особое  место   в   индивидуалистических   теориях   налога   занимает
классическая школа в лице А. Смита, Д. Рикардо и их последователей,  заслуга
которых состоит в разработке вопроса экономической природы  налога.  Взгляды
А. Смита  на  налог  не  сгруппированы  еще  в  систему,  у  него  нет  даже
определения налога, но он первым исследовал экономическую природу  налога  с
присущей  ему  двойственностью.  С  одной  стороны,  А.  Смит  считал,   что
государственные расходы носят  непроизводительный  характер.  «Материальное,
вещное воззрение на  хозяйство,  считающее  производительным  трудом  только
такой, который  овеществляется  в  предметах,  обладающих  меноспособностью,
такое  воззрение  должно  было  стать  во  враждебное  отношение  к  налогу,
окупающему услугу государства, видя в нем отклонение  народных  ресурсов  от
содержания производительного труда, а это воззрение  имеет  своим  отцом  А.
Смита».[5]
      С другой стороны, можно заключить, что теория  о  непроизводительности
государственных услуг не мешает А. Смиту признать налог  справедливой  ценой
за  оплату  услуг  государству:  «Расходы  правительства  по   отношению   к
подданным то  же,  что  издержки  управления  относительно  хозяев  большого
владения,  обязанных  участвовать  в  этих  издержках  в  размере   доходов,
получаемых каждым из этого владения».[6] Но теория  производительного  труда
А.  Смита  ограничивает  сферу   действия   налога.   Только   «расходы   на
общественную оборону и на поддержание достоинства  верховной  власти  должны
покрываться  общими  сборами  со  всего  общества»,  т.  е.  налогами.   Все
остальные расходы,  связанные  «с  отправлением  правосудия,  с  содержанием
общественных заведений  и  работ,  учреждений  общественного  образования  и
религиозного воспитания» должны оплачиваться специальными пошлинами, хотя  и
здесь А. Смит говорит, что недобор  пошлин  должен  покрываться  сборами  со
всего общества, налогами.
      Внимательное прочтение А. Смита все же позволило в последней  четверти
XIX в. высказать мысль  что,  исследуя  проблемы  налогообложения,  А.  Смит
выступает «приверженцем принципа, который  в  современной  литературе  носит
название принципа эквивалентности или принципа наслаждения», что  показывает
сходство его  с  Т.  Гоббсом,  который  определял  налог,  как  «добровольно
отдаваемые наложения». В трактовке налога А. Смит стоял на  позициях  теории
обмена, эквивалента.
      Д.  Рикардо,   следуя   за   А.   Смитом,   придерживается   «вещного,
материального  воззрения  на   хозяйство»[7],   исключая,   таким   образом,
государственные услуги из разряда  производительных  затрат.  Отсюда  и  его
понимание  налога:  «Нет  налогов,  которые  не  тормозили  бы   накопление,
поскольку нет ни одного налога, который не  мешал  бы  производству.  Налоги
имеют тот же эффект, что и неплодородная почва,  плохой  климат,  отсутствие
ловкости  или  активности,  плохое  распределение   рабочих   мест,   утрата
станков»[8].
      В первой половине XIX в. швейцарский экономист Ж. Симонд  де  Сисмонди
(1773–1842) в  своем  главном  труде  «Новые  начала  политэкономии»  (1819)
формулирует теорию налога как  теорию  наслаждения.  «Доходы  рас
12345След.
скачать работу


 Другие рефераты
Жұмысқа қабылдау туралы өтініш
Основные представления о специальной и общей теории относительности
Лишние люди в произведениях Тургенева
Глобальные проблемы современности


 

Отправка СМС бесплатно

На правах рекламы


ZERO.kz
 
Модератор сайта RESURS.KZ