Главная    Почта    Новости    Каталог    Одноклассники    Погода    Работа    Игры     Рефераты     Карты
  
по Казнету new!
по каталогу
в рефератах

Русская культура XVIII века



 Другие рефераты
Европейская культура эпохи Возрождения Европейская культура нового времени Русская национальная культура эпохи расцвета (XIX – первая четверть ХХ вв.) Век буржуазного богатства.

Петровские реформы кардинально изменили не только  политическую,  но  и
культурную ситуацию в России. Смена основополагающих  культурных  ориентиров
(Восток-Запад),  подчинение  церкви  интересам  государства,  выдвижение  на
первое место служилого сословия вместо  родовой  знати  –  все  эти  факторы
обусловили и необходимость кардинальных реформ в сфере  образования:  стране
в  новых  условиях  ее  исторического  бытия   нужны   были   профессионалы.
Организация в этой связи специальных  профессиональных  школ  –  Навигацкой,
Горного дела и других, а  впоследствии  открытие  Академии  наук,  основание
Петербургского и Московского университетов, Академии художеств,  Шляхетского
корпуса, Смольного института – все это важнейшие вехи  на  пути  преодоления
Россией   своей   исторически   обусловленной    относительной    культурной
отсталости.

    XVIII в. выдвинул на авансцену российской и  европейской!  жизни  новую
столицу –  Петербург.  Сама  по  себе  эта  “полночная  столица”  уже  стала
характернейшим культурно-историческим памятником эпохи. Город,  сооружены  в
“мгновение ока” прихотью  его  создателя  “назло  надменному  соседу”  являл
собой чудо творческих возможностей не только знаменитых архитекторов,  но  и
безвестных русских крепостных строителей, большинству из которых  так  и  не
довелось увидеть того, что они строили в условиях  режима  каторжных  работ.
Однако, создаваемый в столь сжатые сроки и нечеловеческих условиях,  к  тому
же с привлечением зодчих самого разнообразного национального  происхождения,
художественных школ и  вкусов,  Санкт-Петербург,  тем  не  менее,  отличался
удивительно цельным художественным обликом.
    Таланты  французов   Ж.Б.Валлен-Деламота   и   Э.Фальконе,   итальянцев
В.В.Растрелли, Д.Трезини, Дж.Кваренги, К.И.Росси, швейцарца  Г.И.Маттарнови,
англичан Ч.Камерона и А.Менеласа, шотландца Л.Руски, русских  самородков  от
А.В.Квасова до А.Д.Захарова – слили воедино во славу Петра и  его  замыслов,
во славу  России,  становившейся  великой  империей.  Однако,  петербургский
период строительства ни в коей мере не означал  угасания  Москвы.  Напротив,
своеобразное “соревнование”  двух  городов  стимулировало  общий  культурный
рост стремительно “цивилизовавшейся” России, и если, скажем, дворцы и  парки
Северной Пальмиры значительно превосходили аналогичные памятники Москвы,  то
жилые  городские  усадьбы  Москвы,  созданные  великими  зодчими  баженовым,
Казаковым, Жилярди, отличались в лучшую  сторону  от  петербургских  большим
своеобразием и каким-то особенным уютом. Вообще парадный чиновный  Петербург
и домашняя, хлебосольная Москва удачно  дополняли  друг  друга.  В  ту  пору
говорили, что работается лучше в Петербурге, а отдыхается - в  Москве.  И  в
самом деле, по части развлечений  Москва  опережала  новую  столицу:  тут  и
театр,  открывшийся  раньше   петербургского,   и   разнообразные   домашние
крепостные театры, развлекавшие “гостей со  всех  волостей”  в  подмосковных
усадьбах  Шереметева,  Юсупова,  Голицына   прекрасные   оркестры   “роговой
музыки”, а для  простонародья  –  всевозможные  гулянья,  балаганы,  потехи,
которые в Москве имели давнюю и прочную традицию.
    Художественным   выражением   эпохи   стала   эволюция   от    пышного,
причудливого,   порою   вычурного   барокко,   впрочем,   отличавшегося   от
европейского, значительно большей теплотой и  известной  преемственностью  с
культурными традициями допетровской эпохи (например,  знаменитая  церковь  в
Филях)    к    строгому,    размеренному,    упорядоченному     классицизму,
незатронувшему,  однако,  глубоко  российскую  социо-культурную   ауру,   но
заставившему лишь несколько европеизировать фасады старозаветных  российских
городов, наконец, уже на исходе века -  к  самому  модному  в  то  время  на
Западе трогательному камерному сентиментализму. Здесь для  нас  представляет
несомненный интерес то, что,  если  барокко  в  своих  зрелых,  классических
образцах проявилось у нас лишь во  второй  четверти  XVIII  в.  в  связи  со
строительством  стилистически   выдержанного   роскошного   Зимнего   дворца
(архитектор В.Растрелли), что означало  опоздание  по  сравнению  с  Европой
примерно на 100 лет, то классицизм как господствующий  художественный  стиль
утвердился в начале царствования Екатерины II, в то время как  в  Европе  он
еще продолжал свое владычество, хотя уже и сходил со сцены. И вот,  наконец,
сентиментализм, как и все  последующие  художественные  стили,  переживал  в
России все этапы своего развития  практически  одновременно  с  европейскими
державами.  Таким  образом,   запущенный   Петром   механизм   способствовал
чрезвычайно быстрому преодолению страной культурной отсталости,  по  крайней
мере, в ее внешних формах.
    Впрочем, и содержательно русская наука, культура,  искусство  совершили
за этот период гигантский рывок. Постоянные контакты  со  странами  Западной
Европы, прежде всего, с Германией,  Францией,  Италией  обусловили  успешное
взаимодействие и взаимопроникновение старорусской и  европейской  культурных
традиций. Русские не довольствовались ролью  прилежных  и  робких  учеников,
как это иногда трактуется в тенденциозных  панславистских  антизападнических
работах  не  вполне  добросовестных  отечественных  историков,   но   всегда
творчески, по-своему, преломляли западные влияния и веяния.  Так,  например,
Д.И.Фонвизин только  формально  следовал  канонам  французской  классической
комедии,  однако  создал  совершенно  русскую,  прежде   всего   по   языку,
характерам, юмору историю о господах  Скотининых,  породивших  Митрофанушку.
Или  можно  вспомнить  замечательную  комическую  оперу  “Мельник,   колдун,
обманщик и сват” Аблесимова и Пашкевича, до сих пор ставящуюся  на  сцене  и
вызывающую интерес у современного зрителя (пример тому  –  спектакль  Театра
на Малой Бронной в 1993 г.),  где  авторы  формально  используя  итальянский
сюжет и соблюдая все формальные принципы классицистического театра,  создали
на его основе совершено русский  жанр  –  нечто  вроде  первого  российского
“мюзикла”.  С  другой  стороны,  русскому  скульптору-самордку,   вчерашнему
крепостному, гениальному Федоту Шубину  прекрасное  знание  лучших  образцов
мировой  портретной  скульптуры  и   внешне   строгое   следование   канонам
французского классицизма отнюдь не  помешало,  а  лишь  помогло  выразить  в
совершенной художественной форме  абсолютно  русские,  безудержные  во  всех
проявлениях своих необузданных страстей  характеры  вельмож  екатерининского
“первого призыва”.
    То же самое можно сказать и о самобытных баснях А.П.Сумарокова, где он,
переводя Ш.Лафонтена, заставляет прославленного француза  выражаться  вполне
по-русски – в басенной “Вороне и лисице”, написанной  за  пятьдесят  лет  до
классического варианта И.А.Крылова, А.П.Сумароков резюмирует  строго,  точно
и очень по русски: “...Раскрыла дура рот –  упал  кусок!”;  и  о  грациозных
постройках   В.И.Баженова,   И.Е.Старова,   А.А.Ухтомского,   которые   даже
стилистически трудно отнести к европейскому классицизму,  в  чистом  виде  –
настолько очевидно в них влияние традиции древнерусского зодчества, с  одной
стороны, и попытки художественно выразить “дух вольности дворянской”  второй
половины XVIII в. –  с  другой  (Пашков  дом  В.И.Баженова  или  Таврический
дворец И.Е.Старова).
    Конечно, как неоднократно справедливо отмечалось,  заимствование  порою
бывало и рабским, что представляется вполне естественным, учитывая  характер
и  темпы  петровских  преобразований  и  что  вообще   свойственно   периоду
становления светских национальных культур (а Россия переживала именно  такой
период).
    Плодами подобного скороспелого перестроившегося  на  западный  лад,  но
усвоившего только поверхностные  манеры,  да  и  то  усвоившего  чрезвычайно
плохо при постоянном “смешении языков французского с  нижегородским”,  стали
давно и слишком  хорошо,  к  сожалению,  вошедшая  в  российский  менталитет
восторженная исступленная “осанна” всему, что нисходит на  российскую  землю
с парижских высот, как-то странно  сочетающаяся  с  патриотизмом  на  уровне
спорта, балета и водки. Истоки подобного коренятся, безусловно,  в  реформах
Петра, однако было бы несправедливо все сваливать на предков.
    “Засилье иностранцев в России”  в  то  время  означало  для  российской
культуры,  прежде  всего  кипучую,  самоотверженную  деятельность  на  благо
формально чужой им страны многочисленных талантов нерусского  происхождения.
Назовем здесь хотя бы немцев Г.В.Рихмана и А.Л.Шлеццера  (физика,  история),
француза П.С.Палласа (геология),  итальянцев  Ф.Арайи  и  Дж.Сарти  (оперная
музыка), П.Горзаго (театрально-декоративное  искусство),  уже  упоминавшихся
многочисленных зодчих – творцов Петербурга и его окрестностей.
    Основная же заслуга принадлежала и в это время русским деятелям.  Здесь
надо подчеркнуть тот несомненный, с нашей точки зрения, факт,  что  основным
стимулятором развития  культуры  стала  официальная  продворянская  политика
Екатерины  II,  нашедшая  свое  законодательное  выражение  в  серии  актов,
даровавших  особые  права  и  привилегии  дворянам,  в  первую  очередь,   в
знаменитой “Жалованной грамоте дворянству”.  Освобожденное  от  обязательной
воинской и государственной  службы,  от  телесных  наказаний,  внесословного
суда и обременительных налогов, сверхпривилегированное  сословие  создало  в
результате своего  более  чем  столетнего  особого  развития  уникальную  по
своему характеру и мировому значению культуру. Эту  культуру  можно  назвать
“барской”, поскольку базисом ее был
12
скачать работу


 Другие рефераты
INTERNET тарихы
Іле алатауы ұлттық саябағы
Жапалақ құс
Творчество Рембрандта


 

Отправка СМС бесплатно

На правах рекламы


ZERO.kz
 
Модератор сайта RESURS.KZ