Главная    Почта    Новости    Каталог    Одноклассники    Погода    Работа    Игры     Рефераты     Карты
  
по Казнету new!
по каталогу
в рефератах

Власть мафии



 Другие рефераты
Власть как фундаментальная проблема Политологии Роль примера в воспитании Власть, сила, насилие Роль родителей в развитии ребенка и ошибки семейного воспитания

ВВЕДЕНИЕ
До своего официального появления (между 1814 и 1870 годами, т. е. в течение
того периода, который называют Рисорджименто) мафия была почти
исключительно сельским явлением: ее основные интересы были связаны главным
образом с деревней.
Со времен продолжительного римского господства, в результате которого были
созданы латифундии, обширные сельскохозяйственные владения, от которых она
получала большую часть своих доходов, положение почти не изменилось.
Изменилось только название. Латифундии стали вотчинами. В течение веков эти
вотчины принадлежат дворянам острова, и на Сицилии существует один из самых
долгосрочных феодальных режимов во всей истории Европы. Удаленность от
центральной власти и зачастую большие масштабы этих имений ставят серьезные
проблемы перед их владельцами. Самое большое бедствие, с которым им
зачастую приходится сталкиваться, — это разбой, который выражался главным
образом в похищениях и требовании выкупа или в краже скота. Для того чтобы
бороться с ним, владельцы имений вынуждены заключать соглашения с
единственной силой, способной поддерживать хотя бы видимость порядка, т. е.
с мафией.
                                ЦАРСТВО МАФИИ
Мафия немедленно поняла, какую выгоду она может извлечь из такого
положения. Для этого ей нужно действовать на два фронта. С одной стороны,
она должна сдерживать бандитов, но не уничтожать их, для того чтобы бароны
не переставали бояться, а с другой стороны, она должна мало-помалу
попытаться присвоить их имущество, поскольку сами они не могут защищаться.
Приблизительно так и произошло. Бароны, которые оказывались все больше и
больше изолированными и во все более опасном положении, уезжали один за
другим в города, поручив свои имения управляющим “габелотти”, которые
должны были поддерживать порядок и взимать арендную плату. Разумеется, эти
управляющие чаще всего являлись членами мафии или становились ее членами в
силу обстоятельств.
Менее чем за один век в связи с отъездом землевладельцев на Сицилии
сложилось совершенно новое положение. Теперь мафия стала навязывать свое
господство в сельских местностях, устанавливая там свой порядок и террор и
выжимая из крестьян гораздо больше, чем это могли сделать бароны.
Говорили, что мафия вела себя патриотически в период Рисорджименто и что
без ее помощи Гарибальди никогда не смог бы добиться успеха. Приблизительно
то же самое говорили, когда мафия облегчила высадку союзников на острове в
1943 году. В сущности, мафия ведет себя патриотически лишь тогда, когда это
совпадает с ее интересами. Точнее, стремясь быть полной хозяйкой у себя в
доме, она занимает сепаратистскую позицию. Она поступает так не для того,
чтобы сделать сицилийский народ действительно независимым и ответственным
за свою судьбу, а лишь для того, чтобы укрепить свою власть и охранять свои
интересы.
Между тем с 1862 года эти интересы оказались под угрозой. В тот год
сицилийская конституция провозгласила отмену феодального режима. На первый
взгляд казалось, что данное решение касалось лишь землевладельцев, но в
действительности оно затрагивало главным образом мафию, которая почти
заняла их место или начинала вытеснять их. Тогда мафия решила, что настал
момент избавиться от Бурбонов, которые до тех пор не слишком волновали ее,
и воспользовалась первым же удобным случаем — очень своевременным прибытием
Гарибальди. По тем же причинам несколько лет спустя, в 1866 году, когда
Савойская династия оказалась лишь таким же оккупантом, как и другие, мафия
приняла участие в восстании Палермо против пьемонтцев.
Но Кавур решил крепко привязать Сицилию к “сапогу” Италии. Мафия,
дальновидная и прагматичная по своему обыкновению, ограничилась тем, что
приняла это к сведению. Поскольку пьемонтцы стали новыми хозяевами и было
мало надежды выставить их за дверь, лучше было договориться с 'ними. Верная
своей политике, заключающейся в том, чтобы заручиться поддержкой наиболее
сильного, вместо того чтобы тщетно оказывать ему сопротивление, мафия снова
приспособилась и организовалась. Очень быстро сложилось впечатление, что
все наилучшим образом соответствует ее реальным интересам. В июле 1873 года
генеральный прокурор Диего Тайяни без преувеличения сказал:
— В районе Монреале работают не менее шести руководителей мафии. Невозможно
действовать вопреки им. Знаете ли вы, какие посты они занимают? Один из них
— местный командир милиции, а пять других — офицеры Национальной гвардии. В
Монреале никого не убивают и не совершают никаких преступлений без их
разрешения, чтобы не сказать, без их приказа.
Так начиналось “царство мафии”.
С конца XIX века мафиозо становится влиятельной и значительной фигурой
независимо от того, является ли он мэром или адвокатом, собственноручно
убивает противников, чтобы доказать, что именно он — бесспорный глава, или
приказывает другим уничтожить “неугодных ему лиц”, занимается
вымогательством или похищает людей с целью выкупа... Достоверно известно,
например, что, когда знаменитый главарь мафии в Монреале “дон” Витторио
Кало садился в конку, все спешили уступить ему сидячее место, никогда не
проявляя такой учтивости по отношению к тогдашнему монреальскому епископу.
Но если некоторым главарям мафии и удавалось проникнуть в среду сильных
мира сего, то основная масса мафиози (охранники, надсмотрщики, барышники и
т. п.) жила в нужде.
Следует заметить, что в то время, когда началось “царство мафии”, все
мафиози (и ее руководители, и рядовые члены) стояли на иерархической
лестнице все же намного “ниже”, чем дворяне и бароны. Об этом
свидетельствует одно уголовное дело, наделавшее много шума по всей Италии.
В 1909 году на удивительно красивой площади Пьяцца Марина был убит
лейтенант нью-йоркской полиции Джо Петрозино, приехавший в Сицилию для
установления родственных связей мафии с членами преступной организации
“Черная рука”, стремительно расползавшейся в это время по Нью-Йорку. В
убийстве Петрозино был обвинен “дон” Вито Кашо-Ферро, знаменитый главарь
палермской мафии. На суде “дон” Вито спасает свою шкуру не благодаря своему
уму и хитрости: выручает его один из депутатов парламента, избранный в
Палермо, который не жалеет своего красноречия, доказывая, что в час
убийства мафиозо присутствовал на обеде в его доме.
В потоке эмигрантов, бежавших в те годы с Сицилии, было немало и мафиози.
Им, волею судьбы осевшим в Нью-Йорке, еще предстояло прийти к своему
американскому могуществу и забыть о тяжелой нужде, изгнавшей их из родных
сицилийских деревень.
Но где господство мафии было беспредельным, так это в мире преступности.
Если по всей Италии с 1900 по 1910 год было зарегистрировано чуть более
2500 умышленных убийств в год, то в сицилийских провинциях, где
господствовала мафия, т. е. на территории, занимавшей менее половины
острова, была совершена почти третья часть всех умышленных убийств. В
первые годы нашего века первенство по количеству убийств, бесспорно,
принадлежало Сицилии, хотя не все из них были совершены мафией.
В эти же годы берет свое начало и мифологизация образа жизни мафиози, хотя
засада — излюбленная тактика, к которой почти всегда прибегала мафия, —
сама по себе была подлостью и трусостью, привычкой нападать врасплох на
человека, лишенного возможности обороняться.
Уже в 1878 году правительство Франции предпринимало официальные демарши в
связи со случаями покушений на французских подданных, путешествовавших по
Сицилии. Но мафия, не обращая на это никакого внимания, упорно продолжала
свою деятельность: с 1880 по 1920 год сотни состоятельных людей, среди
которых были дворяне и даже баронеты, были похищены и возвращены семьям
только после уплаты крупного выкупа. Временами это становилось похоже на
пари: за кого заплатят самый крупный выкуп.
Новый век начался с похищения молодой красивой Бианки Уайткер, девушки из
известной англосицилийской семьи. Через три дня, после уплаты крупного
выкупа, когда девушка уже возвратилась домой, между похитителями вспыхнула
ссора из-за дележа выкупа, и “дон” Фифи Маккьярелла, их главарь, убил
четырех сообщников, настаивавших на более высокой доле. Через два дня он
сам будет убит родственниками его бывших сообщников.
Вряд ли кто сможет сосчитать число вымогательств (сбора самой настоящей
дани, в одних случаях предварявшей, а в других — заменявшей по хищение),
совершенных мафией в эти годы. Почти никто не заявлял о них, зная, что
правительство все равно не сумеет пресечь этот преступный промысел, так как
никто не решится отправиться на Сицилию ради ареста вымогателей.
Мафия создает себе ореол героев и даже приобретает расположение некоторой
части населения благодаря своей обходительности, загадочности и намекам на
то, что она “вынуждена” доставлять людям неприятности.
Страшную международную славу принесло мафии огромное количество
сопровождавшихся жуткими подробностями убийств, совершенных ею на рубеже
двух веков. Это были ритуальные убийства, кровавое сведение счетов между
соперничающими бандами мафиози. Это были “стоппальери” и “фратуцци”
(стоппальери — буквально производители пробок, в иносказательном смысле —
люди, готовые вмешаться, чтобы устранить зло; фратуцци — дословно маленькие
братья, в переносном значении — люди, связанные между собой узами более
тесными, чем кровные). Фратуцци и стоппальери были двумя группами мафиози,
вступившими между собой в ожесточенное соперничество.
Положение мафии укрепилось еще и в связи с тем, что на процессах,
возбужденных против мафиози, почти всегда выносились оправдательные
приговоры с формулировкой “за недостаточностью улик”. Дон Витторио Кало,
которому все уступали место как “уважаемому представителю” города, имел на
своей совести что-то около 39 убийств, но 
1234
скачать работу


 Другие рефераты
Содержание и структура философских знаний: аксиология
Профессиограмма PR-специалиста
Экономикалық өрлеу
Призма


 

Отправка СМС бесплатно

На правах рекламы


     ZERO.kz          
 
Модератор сайта RESURS.KZ