Главная    Почта    Новости    Каталог    Одноклассники    Погода    Работа    Игры     Рефераты     Карты
  
по Казнету new!
по каталогу
в рефератах

Античное ораторское искусство



 Другие рефераты
Инвестиции и экономический рост в переходной экономике Индустриализация Античный пир: блюда, обычаи, традиции Аппарат произведения печати. Элементы книги

Публичная    речь    была     наиболее
распространенным    жанром    в     среде
образованных  людей  античности.  Знания,
дающие  людям  владение   устной   речью,
занимающей умы и сердца людей, называлось
риторикой.  По   месту,   занимаемому   в
искусстве художественного  слова  древней
Эллады,  риторика  была   сопоставима   с
такими жанрами искусства, как героический
эпос или  классическая  греческая  драма.
Разумеется,    подобное     сопоставление
допустимо лишь для эпохи  в  которой  эти
жанры  сосуществовали.  Впоследствии,  по
степени влияния на развитие более поздней
европейской литературы риторика, игравшая
еще значительную роль в средние  века,  в
новое время уступила место другим  жанрам
словесности,    определившим     характер
национальных  культур  Европы  на  многие
века. Надо особо отметить,  что  из  всех
видов художественного  слова  в  античном
мире публичная речь была  наиболее  тесно
связана  с  современной  ей  политической
жизнью,   социальным   строем,    уровнем
образовани    людей,    бытом,    образом
мышления,   наконец,   с    особенностями
развития культуры народа, создавшего этот
жанр.
                    Ораторское  искусство древней Греции.

   Любовь к красивому слову,  пространной
и пышной речи, изобилующей разнообразными
эпитетами,    метафорами,    сравнениями,
заметна уже в самых ранних  произведениях
греческой  литературы—   в   «Илиаде»   и
«Одиссее». В речах, произносимых  героями
Гомера,  заметно  любование  словом,  его
волшебной  силой—  так,  оно  там  всегда
«крылатое»   и   может   поражать,    как
«оперенная  стрела».  В   поэмах   Гомера
широко  используется  прямая  речь  в  ее
наиболее драматической форме— диалога. По
объему диалогические части  поэм  намного
превосходят  повествовательные.   Поэтому
герои   Гомера   кажутся    необыкновенно
словоохотливыми,  обилие  и  полнота   их
речей  порой  воспринимается  современным
читателем как растянутость и излишество.

   Сам  характер   греческой   литературы
благоприятствовал  развитию   ораторского
искусства.   Она   была   гораздо   более
«устной»,  если  так  можно   выразиться,
более  рассчитанной  на  непосредственное
восприятие   слушателями,    почитателями
литературного таланта автора. Привыкнув к
печатному слову, мы не всегда отдаем себе
отчет    в    том,    какими     большими
преимуществами  обладает   живое   слово,
звучащее в устах автора или чтеца,  перед
словом    написанным.    Непосредственный
контакт с аудиторией, богатство интонации
и  мимики,  пластика  жеста  и  движения,
наконец, само  обаяние  личности  оратора
позволяют        добиться        высокого
эмоционального подъема в аудитории и, как
правило, нужного эффектна. Публичная речь
— это всегда искусство.

   В  Греции  классической   эпохи,   для
социального строя которой  типична  форма
города-государства, полиса, в  его  самом
развитом   виде    —    рабовладельческой
демократии, создались особо благоприятные
условия    для    расцвета    ораторского
искусства.    Верховным     органом     в
государстве, — по крайней мере номинально
—  было  Народное  собрание,  к  которому
политический      деятель       обращался
непосредственно. Чтобы привлечь  внимание
народных масс (демоса), оратор должен был
представить    свои     идеи     наиболее
привлекательным   образом,    убедительно
опровергая   при   этом   доводы    своих
противников. В такой ситуации форма  речи
и искусство выступающего играли, пожалуй,
не меньшую  роль,  чем  содержание  самой
речи. «Тем могуществом, которым  обладает
на войне  железо,  в  политической  жизни
обладает  слово»,—   утверждал   Деметрий
Фалеркий.

   Практическими потребностями греческого
общества была рождена теория красноречия,
и обучение риторике стало высшей ступенью
античного   образования.   3дачам   этого
обучения отвечали создаваемые учебники  и
наставления. Они  стали  появляться  с  V
века до н. э., но до нас почти не  дошли.
В  IV  веке  до  н.  э.  Аристотель   уже
пытается      обобщить      теоретические
достижения риторики с  философской  точки
зрения.  Согласно  Аристотелю,   риторика
исследует     систему      доказательств,
применяемых в речи, ее слог и композицию:
риторика мыслится Аристотелем как  наука,
тесно  связанная  с  диалектикой  (т.  е.
логикой). Аристотель определяет  риторику
как   «способность   находить   возможные
способы  убеждения  относительно  каждого
данного предмета. Он делит  все  речи  на
три  вида:  совещательные,   судебные   и
эпидиктические   (торжественные).    Дело
речей     совещательных—склонять      или
отклонять,  судебных   —   обвинять   или
оправдывать,  эпидиктических—хвалить  или
порицать. Здесь же определяется  тематика
совещательных речей—это финансы, война  и
мир,  защита   страны,   ввоз   и   вывоз
продуктов, законодательство.

   Из упомянутых  трех  жанров  публичной
речи в классической  античности  наиболее
важным был жанр совещательный, или, иными
словами, политическое красноречие.

   В  эпидиктических   речах   содержание
часто отступало перед формой, и некоторые
из дошедших до нас  образцов  оказываются
ярким примером искусства ради  искусства.
Однако далеко не все эпидиктические  речи
были бессодержательными. Историк  Фукидид
включил в свое сочинение надгробное слово
над  телами   павших   афинских   воинов,
вложенное  в  уста  Перикла.  Эта   речь,
которую Фукидид с таким искусством  вплел
в ткань своего  громадного  исторического
полотна, представляет собой изложенную  в
высокохудожественной  форме  политическую
программу   афинской   демократии   эпохи
расцвета.    Она    является    бесценным
историческим документом, не говоря уже  о
ее эстетическом  значении  как  памятника
искусства.

   Особенно  распространенным  жанром   в
древности были  судебные  речи.  В  жизни
древнего грека суд занимал очень  большое
место,  но   весьма   мало   походил   на
современный.  Института   прокуроров   не
существовало, обвинителем  мог  выступить
каждый.   Обвиняемый    защищался    сам:
выступая перед судьями, он  стремился  не
столько убедить их в своей  невиновности,
сколько разжалобить, привлечь их симпатии
на   свою   сторону.   Для   этой    цели
применялись  самые  неожиданные,  на  наш
взгляд,  приемы.  Если   обвиняемый   был
обременен  семьей,  он   приводил   своих
детей, и те  умоляли  судей  пощадить  их
отца. Если  он  был  воином—  он  обнажал
грудь, показывая рубцы от ран, полученных
в боях за родину. Если он был поэтом—  он
читал  свои  стихи,   демонстрируя   свое
искусство  (такой   случаи   известен   в
биографии  Софокла).  Перед  громадной  с
нашей точки зрения судейской коллегией (в
Афинах нормальное число суден было 500, а
всего суд присяжных,  гелиэя,  насчитывал
6000 человек!) довести  до  каждого  суть
логических  доводов  было   делом   почти
безнадежным: гораздо выгоднее было  любым
способом подействовать на чувства. «Когда
судьи и обвинители — одни и те  же  лица,
необходимо  проливать  обильные  слезы  и
произносить тысячи жалоб,  чтобы  быть  с
благожелательностью выслушанным»,—  писал
опытный мастер и знаток проблем  риторики
Дионисий Галнкарнасский.

   В условиях запутанного судебного права
судиться  в  древних  Афинах  было  делом
нелегким, к тому же не все обладали даром
слова,   чтобы   расположить    к    себе
слушателей. Поэтому тяжущиеся прибегали к
услугам   лиц   опытных,    а    главное,
обладавших ораторским талантом. Эти люди,
ознакомившись    с    существом     дела,
составляли  за  плату  выступления  своих
клиентов, которые те заучивали наизусть и
произносили на  суде.  Таких  сочинителей
речей   называли   логографами.    Бывали
случаи,    когда    логограф    составлял
одновременно  речь  и  для  истца  и  для
ответчика  —  то  есть   в   одной   речи
опровергал то,  что  утверждал  в  другой
(Плутарх  сообщает,   что   однажды   так
поступил даже Демосфен).

                        1.Горгий.

   Крупнейшим   теоретиком   и   учителем
красноречия в V веке до н. э. был  Горгий
из сицилийского города  Леонтины.  В  427
году он прибыл в Афины,  и  его  искусные
речи привлекли всеобщее внимание. Позднее
он объездил всю Грецию, повсюду  выступая
перед слушателями. На собрании  греков  в
Олимпии  он  обратился  к  собравшимся  с
призывом к  единодушию  в  борьбе  против
варваров. Олимпийская речь Горгия надолго
прославила его имя (ему  была  поставлена
статуя в Олимпии, база которой найдена  в
прошлом  веке  во  время  археологических
раскопок).

   Традиция   сохранила    немногое    из
творческого наследия Горгия.  Сохранился,
например,   следующий   совет    оратору:
«Серьезные доводы  противника  опровергай
шуткой,   шутки—серьезностью».    Целиком
сохранились лишь две речи,  приписываемые
Горгию,— «Похвала  Елене»  и  «Оправдание
Паламеда», написанные на сюжеты  мифов  о
Троянской  войне.  Ораторское   искусство
Горгия    заключало    в    себе    много
нововведений:   симметрично   построенные
фразы,    предложения    с    одинаковыми
окончаниями,   метафоры   и    сравнения;
ритмическое членение речи  и  даже  рифма
приближали его речь к  поэзии.  Некоторые
из   этих   приемов   надолго   сохранили
название  «горгианские  фигуры».   Горгий
писал свои речи па  аттическом  диалекте,
что служит ярким свидетельством возросшей
роли Афин в  литературной  жизни  древней
Эллады.

   Горгий был одним  из  первых  ораторов
нового типа — не только практиком,  но  и
теоретиком    красноречия,    за    плату
обучавшим   юношей   из   богатых   семей
говорить  и  логически   мыслить.   Такие
учителя   
12345След.
скачать работу


 Другие рефераты
Әлеуметтанудың пәні мен объектісі
Получение углеводородов. Важнейшие представители углеводородов
И.В.Мичурин
Пустыни атакуют планету


 

Отправка СМС бесплатно

На правах рекламы


     ZERO.kz          
 
Модератор сайта RESURS.KZ