Главная    Почта    Новости    Каталог    Одноклассники    Погода    Работа    Игры     Рефераты     Карты
  
по Казнету new!
по каталогу
в рефератах

Феномен советской культуры



 Другие рефераты
Русская национальная культура эпохи расцвета (XIX – первая четверть ХХ вв.) Век буржуазного богатства. Советская культара во второй половине XX века Проблемы культурного развития человечества на пороге XXI в.

Противоречивый характер русской культуры предопределил раскол  русского
общества,   которому   не   могли   противостоять   какие-либо    умеренные,
компромиссные концепции. Решение проблем  обреталось  не  в  культуре,  а  в
политической революции. Но задачи, стоящие перед  страной,  остались.  Более
того, в новых условиях они были восприняты как эстафета, как  необходимость,
дававшая  нравственное   оправдание   произошедшим   катастрофам.   Как   ни
парадоксально, революционные преобразования, предпринятые в России в ХХ  в.,
были выношены всем ходом  ее  культурного  развития.  Именно  люди  культуры
отстаивали идеалы общественного переустройства, именно своими апелляциями  к
опыту мировой и отечественной культуры мотивировали они свою “жажду  вдыхать
воздух  революции”.  Революция  мыслилась  в  теории  и  на   практике   как
разновидность  художественного творчества, в  качестве  исходного  материала
которого  выступает  сама  социальная  действительность.  В  конечном  счете
революция стала накладывать отпечаток на  все  связанные  с  ней  культурные
явления. Авангардизм в политике нашел свое яркое выражение  и  проявление  в
искусстве (“Пролеткульт”).

    Революционной   идее   прогрессивного   общественного,   промышленного,
технического развития удалось сцементировать общество.  Преследовалась  цель
соединить ценности пролетариата, которые воплощал большевизм,  с  ценностями
гуманистической  мировой  культурной   традиции,   с   идеалами   социальной
справедливости,  духовного,  социального,  материального  и   экономического
прогресса. Вместе с тем идеология большевизма была по своей сути  идеологией
модернизма, новаторства, индустриализма, и в  этом  –  корень  неприятия  ею
традиционной культуры.
    Поначалу культурная революция задумывалась большевиками как  длительный
этап,  следующий  за  победой  в   политической   борьбе,   как   “внедрение
культурничества”  в  широкие  народные  массы.  Это   предполагало   широкую
просветительную  работу,  ликвидацию  неграмотности,   развитие   начального
обучения,  распространение  научных  и  технических   знаний,   создание   и
воспитание “новой”, “народной” интеллигенции.
    20-е годы характеризуются в целом разнообразной и интенсивной  духовной
жизнью. Традиции “серебряного века” сохранялись, хотя сама русская  культура
оказалась расколотой на “две России”.  В  “русском  зарубежье”,  где  многие
русские философы, деятели литературы и  искусства  оказались  отнюдь  не  по
своей воле, они пытались осмыслить “разрывы” и “связи” прошлого и  будущего,
вызванные  революцией.  Хотя  в  советской  России  художественная  культура
пыталась отстоять идеи инакомыслия, и НЭП в культуре удался  больше,  чем  в
экономике, многообразие и плюрализм  внутреннего  содержания  культуры  были
заменены внешним подобием многообразия. Сам факт “допущения”  культурного  (
в  т.ч.  научного  и  художественного)  плюрализма  в  рамках   политической
диктатуры  Коммунистической  партии,   идеологической   монополии   русского
марксизма  свидетельствовал  о  постоянном  директивном  и   организационном
вмешательстве партии в культурную деятельность.
    В конечном счете развитие самой культуры, ее внутреннее содержание было
втиснуто в жесткие рамки  одномерного  мышления.  Формирующаяся  в  условиях
новой власти культура  по  своей  сути,  типу  была  массовой,  по  форме  –
“советской”.  “Новая   культура”   стала   прежде   всего   толкователем   и
иллюстрацией официальной идеологии, однако  не  сводилась  к  ней.  Массовая
культура  демократична.  На  Западе   масовая   культура   в   силу   своего
наднационального,   «космополитического»   характера    преследовала    цель
социализации и  культурации  индивида  в  условиях  рынка  и  сопровождалась
усиленной  коммерциализацией  искусства.  В  изолированной  стране   Советов
массовая  культура  также  преследовала  цель  социализации  и   культурации
личности, порывающей (добровольно или принудительно) с прежней и  обретающей
себя  в  новой   социалистической   культуре.   Советская   культура   стала
проявлением вхождения общества в современность (модерн).
    Культура должна была стать цементирующей основой новой  политической  и
социальной структуры.  Особое  место  отводилось  народной  интеллигенции  –
“прослойке” между  рабочим  классом  и  трудовым  крестьянством,  –  которая
должна была, отрабатывая хлеб свой, “обслуживать” трудовой народ в лице  его
государства.  Начинался   процесс   безграничной   политизации   литературы,
искусства,  философии,  науки,  в  результате  которого  советская   система
поставила на грань выживания  все  значительные  явления  культуры.  Сильный
удар  был  нанесен  по  традиционной  народной   и   религиозной   культуре.
Социальное насилие над культурой стало нормой.
    Столь резкое, в границах одного  поколения  разрушение  корневых  основ
жизни народа не могло не вызвать его  всеобщей  маргинализации  и  духовного
оскудения. Примерно тогда же начался  целенаправленный,  двуединый  процесс:
стирание стихийной коллективной памяти и  формирование  памяти  официальной,
во многом искусственной. Средства пропаганды, литература  “социалистического
реализма”  воздвигали  в  массовом  сознании  мифические  образы  революции,
коллективизации, индустриализации, скрывая  реальные  процессы  и  настоящие
трагедии.
    В результате культурной революции и урбанизации, совершенных в рекордно
короткие сроки, и мощной перекачки населения из  деревни  в  город  возникла
неустойчивая и «гибридная» культура.  В  основе  советской  культуры  лежала
общинная модель русского крестьянства. Налицо  был  явный  парадокс.  Будучи
враждевной крестьянству, сталинская идеология  черпала  свое  вдохновение  в
русском  крестьянском  опыте.  Этот  опыт  был  многогранен.   Страх   перед
социальным неравенством в своей среде, выливавшийся  в  зависть  к  достатку
богатого соведа и уравнительность, неразвитость потребностей  препятствовали
динамизации культуры, социальных отношений, росту производительности  труда;
черты –мифологического сознания затрудняли формирование  рационалистического
типа  культуры,  в  свою  очередь  являвшейся  почвой  для  развития  науки.
Общинная  органичность,  перенесенная  на   большое   общество,   заставляла
представлять последнее как нечто подобное общине,  со  стертыми  социальными
границами,  что  чревато  формированием  утопических  идеалов,   не   дающих
возможности эффективной ориентации в сложной социальной среде.
    Большевистская идеология по сути  впитала  в  себя  немалое  количество
элементов  русской  общинной  модели  крестьянства,  что  делало  ее  весьма
понятной и приемлемой для «народа». Архаизация и упрощение  стали  символами
эпохи. Именно отсюда возникает акцент на главенство  партии,  государства  и
их верховноговождя, на уважение  к  властям,  на  подчинение  их  волне,  на
преследование конконформизма, на повышенную  оценку  принципа  интеграции  в
коллектив,  которому  человек  принадлежит,  на  включенность   в   систему.
Формирование советского металитета требовало набора  позитивных  стимулов  и
сильных  побудительных  потивов,  среди  которых   сильнейшим   был   страх.
Уникальный  эксперимент  в  области  социальной  психологии   дал   желаемые
результаты.  Было  создано  то,   что   официально   именовалось   морально-
политическим единством советского народа.
    Советскую культуру отличали волевой  характер,  командные  интонации  в
лирике,  навязчивая  нравоучительность  прозы,  гигантомания  в  скульптуре,
брутальность архитектуры, которые были адекватным воплощением  духа  времени
и  потребностей  институтов  политической  и   экономической   власти.   Был
разработан  механизм  подчинения  культуры  нуждам  идеологии.   Государство
сдерживало  уровень  культуры  на   линии   «соответствия»   системе   этого
государства. Декларировалась необходимость классики и  немало  делалось  для
приобщения народа к ней, но ровно столько, чтобы культура масс оставалась  в
меру примитивной. Деятелей культуры не только притесняли,  судили,  высылали
из страны, но и душили в восторженных объятиях,  осыпая  золотыми  звездами,
премиями, прочими благами и в результате получали угодников.
    Однако в рамках самой культуры,  со  всех  сторон  теснимой  политикой,
зажатой  в   тиски   тоталитарно-государственного   давления   и   контроля,
вырабатывались свои механизмы  выживания  в  невыносимых,  казалось  бы  для
культуры условиях, способная противостоять авторитарности,  бороться  с  ним
средствами  самой  культуры,  культурно  изживать  его   –   не   только   в
специфических культурных формах и атрибутах, но и в  собственно  социальной,
экономической,  политической,  правовой  и  иных  формах.  Так,   в   недрах
авторитарного режима вырастали грандиозные явления русской  культуры  ХХ  в.
такие, как М.Булгаков и Н.Вавилов, А.Платонов и  Дм.Шостакович,  М.Бахтин  и
Б.Пастернак, П.Капица и А.Сахаров. В муках и с  риском  рождались  настоящие
литература и искусство, билась научная  мысль,  миллионы  людей  тянулись  к
подлинной  культуре.  Обществу  все-таки   не   только   удалось   сохранить
интеллектуальный потенциал, но и  приумножить  его,  хотя,  разумеется,  это
произошло вопреки сложившейся административно-командной системе в  культуре,
а не благодаря ей.

Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1990.
Вайль П., Генис А. Мир советского человека. М., 1996.
Костиков В. Не будем проклинать изгнание: Пути и судьбы  русской  эмиграции.
М., 1990.
История культуры России. М., 1993.
Паперный В. Культура Два. М., 1996.
скачать работу


 Другие рефераты
Мышление и искусственный интеллект
Педагогикалық процесті басқарудағы әлеуметтік институттардың өзара әрекеттестігі
Нейрокомпьютеры
Тургенев


 

Отправка СМС бесплатно

На правах рекламы


ZERO.kz
 
Модератор сайта RESURS.KZ