Главная    Почта    Новости    Каталог    Одноклассники    Погода    Работа    Игры     Рефераты     Карты
  
по Казнету new!
по каталогу
в рефератах

Постмодернизм в культуре и искусстве



 Другие рефераты
Шведский социализм в условиях рыночной экономики Постмодернизм 20 века Экономика переходного периода Экономическая деятельность людей

1. Истоки постмодернизма в культуре и искусстве

      Постмодернизм — совокупное обозначение наметившихся в последние  25-30
лет   тенденций   в   культурном   самосознании   развитых   стран   Запада.
Постмодернизм  (или  «постмодерн»)  буквально   означает   то,   что   после
«модерна», или современности.
      Однако  понятие  «современность»  не  имеет  сколько-нибудь   строгого
общепризнанного  определения.  Исток  «современности»   усматривают   то   в
рационализме Нового времени, то в Просвещении  с  его  верой  в  прогресс  и
опорой на научное знание, то в литературных  экспериментах  второй  половины
XIX в., то в авангарде 10—20-х гг. XX в.— соответственно  ведется  и  отсчет
«постсовременности».
       Задача усложняется тем,  что  термином  Postmodern  обозначаются  две
различные тенденции нынешней  культуры.  Чтобы  их  не  спутать,  приходится
воспользоваться двумя возможностями русского перевода  —  «постмодернизм»  и
«постсовременность».
      Генеалогия  термина  «постмодерн»  восходит  к  1917  г.  Впервые  его
употребил немецкий философ  Рудольф  Панвиц  в  работе  «Кризис  европейской
культуры». Речь шла о новом человеке, призванном преодолеть упадок. Это  был
всего лишь парафраз ницшеанской идеи «сверхчеловека».
      Если отвлечься от дальнейших спорадических  употреблений  термина,  то
следующей  вехой,  непосредственно  ведущей  к  современным   спорам,   была
литературоведческая дискуссия шестидесятых годов в США.
      Первоначально в ходе ее «постмодерн» указывал на  кризисное  состояние
авангардистской литературы. Затем, однако, в  термин  вложили  положительный
смысл, обозначив им надежды на преодоление  кризиса,  в  частности,  разрыва
между элитарной и массовой культурой.
      Этот  термин  все  чаще  применяется  для  характеристики  новаций   в
литературе и искусстве, а  также  трансформации  в  социально-экономической,
технологической и социально-политической сфере.
       Статус понятия постмодернизм  получает  в  80-е  гг.—  прежде  всего,
благодаря работам Лиотара, распространившего дискуссию о  постмодернизме  на
область философии.
      Философии постмодернизма как таковой не  существует  —  не  только  по
причине отсутствия  единства  взглядов  между  относимыми  к  постмодернизму
мыслителями, но и, главным образом, по  той  причине,  что  постмодернизм  в
философии возник как раз из радикального сомнения  в  возможности  последней
как некоего мировоззренческо-теоретического и жанрового единства.
      Уместно вести речь не о  «философии  постмодернизма»,  а  о  «ситуации
постмодернизма» в философии, сопоставимой  с  «ситуацией  постмодернизма»  в
культуре вообще.

2. Основные черты и особенности культуры постмодернизма

      Культура  постмодернизма   имеет   онтологические,   гносеологические,
историко-культурные  и  эстетические  параметры.  В   онтологическом   плане
феномен  постмодернизма  связан  с  осмыслением  того  обстоятельства,   что
предмет   противится   человеческому   воздействию,    отвечая    на    него
противодействием: что порядок вещей «мстит» нашим попыткам  его  переделать,
обрекая на неизбежный крах любые преобразовательские проекты.
      Постмодернизм  возникает  как  осознание  исчерпанности  онтологии,  в
рамках которой реальность могла подвергаться  насильственному  преображению,
переводу  из  «неразумного»  состояния  в  «разумное».  Квалификация   такой
онтологии как «модернистской» и исторически исчерпавшей себя есть  вместе  с
тем провозглашение новой эпохи — постмодернизма.
       Скептическое отстранение от установки на преобразование  мира  влечет
за собой отказ от попыток его систематизации: мир  не  только  не  поддается
человеческим  усилиям  его  переделать,  но  и  не  умещается  ни  в   какие
теоретические схемы. Событие всегда опережает теорию (Бодрийар).
       Антисистематичность как характерная черта постмодернизма не  сводится
к простому отказу от притязаний  на  целостность  и  полноту  теоретического
охвата реальности — она связана с  формированием  неклассической  «онтологии
ума». Дело заключается в  объективной  невозможности  зафиксировать  наличие
жестких, самозамкнутых систем, будь то в сфере экономики, или политики,  или
искусства.
      В процессе интеллектуального  освоения  этой  трансформации  возникает
мышление вне традиционных  понятийных  оппозиций (субъект — объект, целое  —
часть, внутреннее —  внешнее,     реальное  -  воображаемое),  мышление,  не
оперирующее   какими-либо    устойчивыми    целостностями     (Восток—Запад,
капитализм — социализм,  мужское — женское).
         Возникновение   постмодернизма   вызвано   также    и    изменением
эпистемологической ситуации, связанной с критикой  классической  философской
парадигмы неклассической философией (марксизм, психоанализ,  структурализм).
Результатом  этой  критики  был   распад   субъекта   как   центра   системы
представлений (репрезентаций),  постмодернизм  не  только  фиксирует,  но  и
максимально заостряет эту ситуацию, создавая «скандальный», с  точки  зрения
классических мыслительных навыков, тип философствования  —  философствование
без  субъекта.
      Место      категорий      «субъективности»,       «интенциональности»,
«рефлексивности»  занимают  безличные   «потоки   Желания»,   имперсональные
«скорости», неконцептуализируемые «интенсивности».
      Непосредственным    источником     постмодернистского     сдвига     в
гносеологической плоскости  была  «деконструкция»,  в  которой  классическая
философия дезавуируется как  «метафизика  присутствия».  Основной  интуицией
последней является абсолютная полнота смысла, его  тотального,  не  знающего
пустот и разрывов присутствия (presence).
      Классический  дискурс  неизбежно   выступает   поэтому   как   дискурс
репрезентации  (representation)  —   представления   некоего   изначального,
первичного смыслового содержания  в  производных,  вторичных,   деривативных
формах.  Всякое  отдельное  событие  получает  здесь  смысл  лишь  благодаря
причастности  абсолютной  полноте  изначального  смысла;  оно  истинно  лишь
постольку, поскольку может быть возведено к первосмыслу как своему истоку.
      В классической парадигме все содержания мысли суть лишь  репрезентации
смысла как первоосновы — субстанции и истока.  Все  знаки  культуры  значимы
здесь   лишь   за   счет   проступающего   сквозь    них    первосмысла    —
«трансцендентального  означаемого».  Отказать  этой  интуиции  в  праве   на
универсальность и сосредоточить внимание  на  проблематике  дисконтинуума  и
отсутствия — значит перестать смотреть на  события  как  на  отблеск  истины
бытия, обратиться к ним в их самодостаточности.
      Тем  самым  осуществляется  выход  из  лингвистической   плоскости   в
плоскость «событийности» и «телесности». Это происходит в  форме  «философии
сингулярностей» (Вир  Илио)  и  «мышления  соблазна»  (Бодрийар),  «мышления
интенсивностей» (Лиотар) и «философии Желания» (Делез и Ф. Гваттари).
      Противостояние постсовременности и постмодернизма (как жизни и  смерти
культуры) особенно заметно в философии, где оно возникло в  самое  последнее
время. Первыми «э» сказали французы. Франсуа Льотар  выступил  с  концепцией
постмодернистского знания. В двух словах ее суть —  «война  целому»  (именно
так   заканчивается   его   статья   «Ответ    на    вопрос,    что    такое
постмодернизм»)[1].
      Гегель когда-то провозгласил: истина - это целое. Для  постмодернистов
дело обстоит наоборот: целое - опасное заблуждение мысли,  идея  тотальности
ведет  к  тоталитаризму,  а  там  и  до   террора   рукой   подать.   Истина
плюралистична.
      Французы дали только имя тому, что немцам в ФРГ давно  было  известно.
Одо Марквард назвал одну из своих книг «Апология случайного».  Здесь  опять-
таки эскапада против Гегеля: великий диалектик считал, что философия  должна
устранить все случайное. Это значит,— восклицает  Марквард,-  философия  без
философов, без живых людей! Он считает себя  «гожуалистом»  (от  английского
слова  usual  -  обычный),  философом   обыденной   жизни,   которая   полна
случайностей.
      Человек  -  чаще  случай,  чем  выбор.  Тут  уже  выпад   против   тех
разновидностей индивидуализма, которые делают ставку на свободную  личность,
сознательно  избирающую  свою  судьбу.  В  постмодернизме  исчезает  понятие
субъекта, наделенного сознательными целеполаганием и волей. На  первый  план
выходят бессознательные компоненты духовной жизни. Отсюда  живой  интерес  к
мифу как панацее от рационалистических бед нашего  времени.  Но  миф  опять-
таки рассматривается как форма  утверждения  неповторимого,  не  как  способ
объединить людей: мономифологизм, по  Маркварду,  столь  же  вреден,  как  и
монотеизм. «Хвала политеизму» - провозглашает Марквард (так озаглавлена  его
статья в сборнике под выразительным названием «Прощание с  принципиальным»).

      Пример современного мономифологизма - «миф французской революции»  как
единственно возможного варианта истории Франции; история  многовариантна,  и
опасен взгляд, утверждающий противоположное. Марквард  ратует  за  плюрализм
повсюду, в первую  очередь  в  философии.  Он  —  противник  «правомыслящего
монологоса»,  ориентированного  на  единственность  р
123
скачать работу


 Другие рефераты
Формы государственного устройства
Психологический анализ агрессивности в старшем подростковом-раннем юношеском возрастах
Социокультурный подход к анализу общества
Основные положения Джорджа Беркли


 

Отправка СМС бесплатно

На правах рекламы


ZERO.kz
 
Модератор сайта RESURS.KZ