Главная    Почта    Новости    Каталог    Одноклассники    Погода    Работа    Игры     Рефераты     Карты
  
по Казнету new!
по каталогу
в рефератах

Последние страницы истории романовской монархии



 Другие рефераты
Последние годы жизни царской семьи Обработка результатов экспериментов и наблюдений Однополостный гиперболоид Послесталинская национальная политика СССР

МИНИСТЕРСТОВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


                     МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ


                    РАДИОТЕХНИКИ ЭЛЕКТРОНИКИ И АВТОМАТИКИ

                          (ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ)



                                   Реферат
                                 по истории

 Тема:  Последние страницы истории романовской монархии           (лето 1914
                            – февраль 1917 годов)



                                Вариант  13.



Студент:



Группа:


Преподаватель:



                                 МОСКВА 2000


                               План реферата.


     I. Введение.

           1). Война.


    II. Последние страницы истории романовской монархии (лето 1914 – февраль
        1917 годов)

        1). Отношение фракций Госдумы к участию России в мировой
        войне. Ход войны и эволюция «ура-патриотизма».

        2). Политические партии и вопрос о власти.
           Противостояние   Госдумы и правительства: от лозунга
           «правительства доверия» к лозунгу «правительства спасения
           страны».

            3). Николай II. Григорий Новых (Распутин).
          Министерская чехарда. Дворцовый переворот правых
          политических сил – отстранение Николая II от власти.
          Формирование Временным комитетом Госдумы Временного
          правительства Г. Львова. Состав Временного правительства.

             4). Петросовет как оплот правосоциалистических партий.



        Библиографический список.



                                  Введение.


                                   Война.

Из дневника Николая II:
« 19 июля 1914 года, Суббота.
   Утром  были  обычные  доклады.  После  завтрака  вызвал   Николашу
(великий князь Николай Николаевич, дядя Николая II) и  объявил  ему  о
его назначении верховным главнокомандующим вплоть до моего  приезда  в
армию. Поехал с Аликс в Дивеевскую обитель.
   Погулял с детьми. В 6  Ѕ  поехали  к  всенощной..  По  возвращении
оттуда узнали, что  Германия  объявила  нам  войну.  Обедали…  Вечером
приехал английский посол с телеграммой от Георгия  (Георга  V).  Долго
составлял с ним вместе ответ. Потом видел еще Николашу  и  Фредерикса.
Пил чай в 12 ј.
   20 июля 1914 года, Воскресенье.
   Хороший день, в особенности в  смысле  подъема  духа.  В  11  час.
поехал с Мари и Анастасией (дочерьми) к обедне. Завтракали одни. В 2 ј
отправились на «Александрии» в Петербург и на карете  прямо  в  Зимний
дворец. Подписал манифест об объявлении войны. Из  малахитовой  прошли
выходом в Николаевскую залу, посреди которой был прочитан  манифест  и
затем отслужен молебен. Вся  зала  пела  «Спаси,  Господи»  и  «Многие
лета».
   Сказал несколько слов. При  возвращении  дамы  бросились  целовать
руки и немного потрепали меня и Аликс. Затем мы  вышли  на  балкон  на
Александровскую площадь и кланялись огромной  толпе  народа.  Около  6
час. вышли на набережную и прошли к  катеру  через  большую  толпу  из
офицеров и  публики.  Вернулись  в  Петергоф  в  7  ј.  Вечер  провели
спокойно.» (Дневники императора Николая  II).
   Опубликованный на  следующий  день  царский  манифест  традиционно
переложил ответственность за начало войны на противоположную  сторону:
«Мы, Николай Второй, Император и Самодержец  Всероссийский…  объявляем
всем верным нашим подданным.
   Следуя историческим своим заветам, Россия, единая по вере и  криви
со славянскими народами, никогда не взирала на их судьбу безучастно. С
полным  единодушием  и  особой  силой  пробудились  братские   чувства
русского народа к  славянам  в  последние  дни,  когда  Австро-Венгрия
предъявила Сербии заведомо  неприемлемые  для  державного  государства
требования …
   Вынужденные, в силу создавшихся условий, принять необходимые  меры
предосторожности,  МЫ  повелели  привести  армию  и  флот  в   военное
положение, но, дорожа кровью и достоянием НАШИХ  подданных,  прилагали
все усилия к мирному исходу начавшихся переговоров.
   …союзная Австрии  Германия,  вопреки  НАШИМ  надеждам  на  вековое
доброе соседство и не  внемля  заверению  НАШЕМУ,  что  принятые  меры
отнюдь не имеют враждебных ей целей, стала домогаться  немедленной  их
отмены и, встретив отказ в этом требовании, внезапно  объявила  России
войну.
   Ныне  предстоит  уже  не  заступаться  только   за   несправедливо
обиженную родственную НАМ  страну,  но  оградить  честь,  достоинство,
целостность России и положение ее среди Великих Держав. МЫ  неколебимо
верим, что на защиту Русской Земли дружно и самоотверженно встанут все
верные НАШИ подданные.
   В грозный час испытаний да  будут  забыты  внутренние  распри.  Да
укрепится еще теснее единение ЦАРЯ с ЕГО народом и да отразит  Россия,
поднявшаяся как один человек, дерзкий  натиск  врага…»  (Новое  время,
1914, 21 июля).
   После  опубликования  манифеста  о  вступлении  России   в   войну
«пятнадцать миллионов мирных русских крестьян,-- писал  великий  князь
Александр Михайлович, -- должны были оставить в 1914 г. домашний очаг,
потому что Александр II и Александр III считали  необходимым  защищать
балканских  славян  от   притязаний   Австрии.   Вступительные   слова
Манифеста… свидетельствовали о  послушном  сыне,  распятом  на  кресте
своей собственной лояльности…» (Великий  князь  Александр  Михайлович.
Указ. соч., с. 148).
   Красиво  написал  великий   князь,   и   красиво   получалось:   в
развязывании этой (пока еще неочевидно мировой, а,  скорее,  очередной
балканской) войны виноват-де не Николай II,  а  покойные  дед  и  отец
императора. Думается, что царский родственник был бы значительно ближе
к пониманию подлинных причин участия России в  первой  мировой  бойне,
если  бы  обратил  внимание  не  на  первые,  а  на  последние  строки
манифеста. Хотя, конечно, и Николай II,  так  же  как  и  его  предки,
отнюдь не был чужд (о чем есть свидетельства) мечтаний об установлении
российского контроля за черноморско-средиземноморскими проливами.
   К войне на  Балканах,  как  отмечалось  выше,  готовились  загодя,
готовились с учетом уроков русско-японской войны. Генерал  А.И.Деникин
вспоминал,  что  «невзирая  на  пассивное  противодействие  ряда  лиц,
стоявших во главе военного министерства и генерального штаба,  --  лиц
неспособных или донельзя безразлично и  легкомысленно  относившихся  к
интересам армии, работа кипела. В течение девяти лет русская армия, не
достигнув, конечно, далеко идеалов, все же  сделала  огромные  успехи.
Можно сказать с  уверенностью,  что,  не  будь  тяжкого  маньчжурского
урока, Россия была бы раздавлена  в  первые  же  месяцы  отечественной
(имеется в виду Первая мировая) войны.
   Но чистка командного состава шла все  же  слишком  медленно.  Наша
мягкотелость («жаль человека», «надо  его  устроить»),  протекционизм,
влияния, наконец, слишком  ригористически  (строго)  проводимая  линия
старшинства  засорили   списки   командующего   генералитета   вредным
элементом…» (Деникин А.И. Очерки русской смуты. М., 1991, с. 26)
   В  результате,  как  всегда,  не  успели,  как  всегда,   Германия
«внезапно  объявила  России  войну»…  Эта  «внезапность»   германского
нападения, объявленная  в  манифесте  царя,  разумеется,  должна  быть
отнесена  к  традиционной  отечественной  политической  мифологии,   а
неготовность России к войне  –  к  не  менее  традиционной  российской
политической реальности. Вот что писал об  этом  еще  один  выдающийся
генерал А.А.Брусилов: «Я  был  твердо  убежден,  что  всемирная  война
неизбежна, причем, по моим расчетам, она должна была начаться  в  1915
году…
   Мои расчеты основывались на том,  что  хотя  все  великие  державы
спешно вооружались, но Германия опередила  всех  и  должна  была  быть
вполне готовой  к  1915  году,  тогда  как  Россия  с  грехом  пополам
предполагала изготовиться к этому великому экзамену  народной  мощи  к
1917 году, да и Франция далеко не завершила еще своей подготовки…
   В каком же положении находилась к этому времени  наша  армия  и  в
какой боевой готовности в этот момент оказалась Россия…
   Пехота  была  хорошо  вооружена  соответствующей   винтовкой,   но
пулеметов было у  нее  чрезмерно  мало…  …минимально  необходимо  было
иметь… на дивизию…160 пулеметов. В дивизии же было всего 32  пулемета.
Не было, конечно, бомбометов, минометов и ручных гранат…
   … Что касается  артиллерии,  то  в  ее  организации  были  крупные
дефекты, и мы в этом отношении значительно отставали от наших врагов…
   Конечно, никто в то время не  предполагал,  что  на  всех  фронтах
миллионные армии  в  скором  будущем  глубоко  закопаются  в  землю  и
перейдут к той системе войны, которая  столь  осмеивалась  в  японскую
кампанию……нужно признать, что… пехота наша обучалась  в  мирное  время
самоокапыванию отвратительно, спустя рукава, и вообще саперное дело  в
армии было скверно поставлено…
   Воздушные силы в начале кампании были  в  нашей  армии  поставлены
ниже всякой критики. Самолетов было мало, большинство их были  слабые…
Знаменитые «Ильи Муромцы», на которые возлагалось столько  надежд,  не
оправдали себя… Дирижаблей у нас в то время было всего несколько штук,
купленных по дорогой цене за границей… В общем… по сравнению с  нашими
врагами  мы  технически  были  значительно  отсталыми,   и,   конечно,
недостаток  технических  средств  мог   восполняться   только   лишним
пролитием крови  (что, собственно, и произошло)…» (Брусилов  А.А.  Мои
воспоминания. М., 1983, с. 48-52,
12345След.
скачать работу


 Другие рефераты
Загрязнение водоемов в Сахалинской области
Образование, культура, сознание
Экономические принципы либерализма
Дидактические функции проверки и учета знаний и умений, учащихся по физике


 

Отправка СМС бесплатно

На правах рекламы


ZERO.kz
 
Модератор сайта RESURS.KZ