Главная    Почта    Новости    Каталог    Одноклассники    Погода    Работа    Игры     Рефераты     Карты
  
по Казнету new!
по каталогу
в рефератах

История башкирского народа в преданиях и легендах



 Другие рефераты
Резервные требования Рефинансирование коммерческих банков Роль государства в рыночной экономике Теория, практика и перспективы гендерологии и феминологии

ПАМЯТЬ НАРОДНАЯ.

      Башкирский народ донёс до нашего  времени  замечательные  произведения
разных жанров устного  творчества,  традиции  которых  восходят  к  далекому
прошлому.  Бесценным  культурным  наследием  являются  легенды,  предания  и
другие устные повествования, отразившие  древние  поэтические  воззрения  на
природу,  исторические  представления,   житейскую   мудрость,   психологию,
нравственные идеалы, социальные чаяния и творческую фантазию башкир.
      Первые письменные сведению о  башкирской  народной  несказочной  прозе
относятся к 10 веку. В путевых записях арабского путешественника Ахмеда Ибн-
Фадлана, посетившего  башкирские  земли  в  922  году,  дана  характеристика
архаических верований башкир и изложен вариант их легенды о журавлях.
      Мотивами легенд и преданий насыщены генеалогические летописи  (шежере)
– своеобразные историко-литературные памятники старого времени.  Сведения  о
предках в ряде случаев связаны здесь с рассказами о событиях,  происходивших
при  их  жизни.  Нередко  приводятся   мифологические   легенды.   Суеверные
рассказы. Например, в шежере племени юрматы (начало составления –  16  век):
«…в давние времена на этой земле жили ногайцы…Они кочевали  во  все  стороны
земель по длинам рек Зей и Шишма. Потом на этой  земле  неожиданно  появился
дракон. Находился он на расстоянии одного дня и одной  ночи  ходьбы.  С  тех
пор прошли многие годы, с ним боролись. Много  людей  погибло.  После  этого
дракон  исчез.  Народ  остался  в  спокойствии…»  Вошедшее  в   это   шежере
повествование  о  могиле  святого  (авлии)   развивает  традиционные  мотивы
мифологических  легенд.   Основная   часть   шежере,   посвященная   истории
юрматынцев, перекликается  с  бытовавшими  в  народе  до  недавнего  времени
историческими преданиями. В другом шежере карагай-кыпсакского  рода  племени
кыпсак изложен в  форме  предания  содержание  эпоса  «Бабсак  и  Кусяк».  В
отдельные  шежере  вошли  фрагменты   легенд,   целостные   сюжеты,   широко
распространенные среди тюрко-язычных народов,  легендарные  повествования  о
происхождении тюркских племен. Не случайно  поэтому  авторы  этнографических
очерков и  статей  прошлого  века  называли  башкирские  шежере  по-разному:
преданиями, хрониками, историческими  записями.  Советский  этнограф  Р.  Г.
Кузеев,  исследуя  башкирские  родословные   летописи,   установил   широкий
характер использования в них народных преданий и  применил  эти  предания  в
качестве источника  для  объяснения  историко-этнических  процессов.  Г.  Б.
Хусаинов,  обратив  внимание  на  наличие  в   башкирских   шежере   ценного
фольклорного, этнографического материала, также элементов  художественности,
справедливо   назвал   эти   родословные    записи    историко-литературными
памятниками, указал  на  их  связь  с  некоторыми  печатными  и  рукописными
сочинениями, получившими известность  в  тюрко-монгольском  мире  и  за  его
пределами (сочинения Джавани, Рашид эд-Дина,  Абулгази  и  др.).  На  основе
сравнительного  анализа  фольклорных  мотивов  и  этнографических  сведений,
содержащихся в башкирских шежере, с  данными  других  письменных  источников
ученый сделал важные выводы  не только  о  древности  описанных  легендарных
сюжетов, но и о наличии давних письменных традиций  составления  шежере  как
историко-генеалогических рассказов.
      В преданиях и  легендах,  передававшихся  из  поколения  в  поколение,
освещается  история  народа,  его  быт  нравы,  обычаи,  а  вместе   с   тем
проявляются  его  воззрения.  Поэтому  эта  своеобразная  область  фольклора
привлекла внимание целого ряда ученых, путешественников.  В.  Н.  Татищев  в
«Истории  Российской»,  касаясь  вопросов  истории  и   этнографии   башкир,
опирался отчасти на их устные предания. Предания и легенды  привлекли  также
внимание другого известного ученого  18  века  –  П.  И.  Рычкова.  В  своей
«Типографии Оренбургской  губернии»  он  обращается  к  народным  рассказам,
объясняющих происхождение топонимических  названий.  Используемый  при  этом
башкирский  фольклорный  материал  получает  у   Рычкова   разный   жанровые
обозначения: предание,  сказание,  рассказ,  поверье,  небылицы.  В  путевых
записках ученых, путешествующих по Уралу во второй половине 18  века,  также
приводятся  башкирские  этногенетические  легенды  и   предания.   Например,
академик  П.  С.  Паллас,  наряду  с  некоторыми  сведениями  об  этническом
племенном состав башкир, приводит народное  предание  о  роде  шайтан-кудей;
академик И. И. Лепехин пересказывает  содержание  башкирских  топонимических
легенд о  Туратау, Йылантау.
      Интерес  к  башкирскому  народному  творчеству  в  19  веке  неуклонно
возрастает. В первой половине столетия  увидели свет этнографические  очерки
и статьи Кудряшова, Даля, Юматов и других  русских  литераторов,  краеведов,
посвященные описанию башкирского быта, обычаев, верований. Использованный  в
этих  работах  фольклорный  материал  при  всей  его  фрагментальности  даёт
определенное представление о распространенных  тогда  у  башкир  легендах  и
преданиях. Статьи поэта-декабриста Кудряшова  ценны  довольно  обстоятельным
изложением космогонических и других легендарных представлений, ныне  уже  не
бытующих. Кудряшов, например, отметил, что башкиры полагают,  будто  «звезды
висят в воздухе и прикреплены к небу толстыми железными цепями;  что  земной
шар поддерживается тремя огромными  величены  рыбами,  из  которых  дна  уже
умерла,  что  служит  доказательством  близкого  конца  света  и  прочее   и
прочее.». В очерках Даля пересказаны  местные  башкирские  легенды,  имеющие
мифологическую основу: «Конский выход» («Йлкысыккан к?л»  -  «Озеро,  откуда
вышли лошади»), «Шульген», «Этташ» («Камень собаки»),  «Тирмэн-тау»  («Гора,
где стояла  мельница»),  «Санай-сары  и  Шайтан-сары».  В  статье  уфимского
краеведа Юматова приведен отрывок из этнонимической легенды о  происхождении
названия  рода  инцев  (менле  ырыуы),  отмечены   интересные   исторические
предания   о   распрях   между   нагайскими   мурзами   Аксак-Килембетом   и
Каракилимбетом, жившими  в  Башкирии,  о  неисчислимых  бедствиях  башкир  и
обращениях их к царю Ивану Грозному.
      Во второй половине  19  столетия  в  связи  с  подъемом  общественного
движения,   особенно   под   влиянием   его    революционно-демократического
направления, обострился интерес русских ученых к духовной  культуре  народов
России, в том числе башкир. По-новому  заинтересовала  их  история  и  нравы
свободолюбивого  народа,  его  музыкальное,  устно-поэтическое   творчество.
Обращение Лоссиевского, Игнатьева, Нефедова к историческому образу  Салавата
Юлаева, верного сподвижника Емельяна Пугачева, было отнюдь не  случайным.  В
своих очерках и статьях о Салавате Юлаеве они основывались  на  исторических
документах и  на  произведениях  пугачевского  фольклора,  прежде  всего  на
преданиях и легендах.
      Из русских ученых конца 19 начала 20 веков особенно значительную  роль
в  научном  собрании   и  изучении  башкирского  фольклора  играли  Рыбаков,
Бессонов, Руденко.
      Рыбаков в книге «Музыка и песни уральских мусульман с очерком их быта»
поместил более ста образцов  башкирских  народных  песен  в  нотной  записи.
Среди них есть песни-легенды, песни-предания:  «Журавлиная  песнь»  («Сы?рау
торна»), «Буранбай», «Иньекай и Юлдыкай» и другие.  К  сожалению,  некоторые
из  них  приведены  в  значительном  сокращении   («Ашкадар»,   «Абдрахман»,
«Сибай»). Все же  книга  Рыбакова  даёт  богатое  представление  о  песенном
репертуаре  башкирского  народа  в  прошлом  веке,  о  многих  его   песнях-
преданиях, бытующих в своеобразной «смешанной»  форме  –  отчасти  песенной,
отчасти повествовательной.
      Бессонов в конце прошлого века, путешествую по Уфимской,  Оренбургской
губерниям,   собрал   богатый   материал   башкирского    повествовательного
фольклора. В его сборнике сказок,  увидевшем свет после  смерти  собирателя,
помещены несколько преданий исторического содержания («Башкирская  старина»,
«Янузак-батыр» и другие), представляющих значительный научный интерес.
      Руденко, автор фундаментального исследования  о  башкирах,  записал  в
1906-1907, 1912 годах целый  ряд  рассказов-поверий,  легенд.  Некоторая  их
часть была опубликована в 1908 году на французском языке, но  большая  часть
его фольклорных материалов увидела свет в советское время.
      Образцы  башкирских  преданий   и   легенд   встречаются   в   записях
дореволюционных собирателей-башкир  –  М.  Уметбаева,  писателя-прсветителя,
краеведов Б. Юлуева, А. Алимгулова.
      Таким образом, ещё в дореволюционное время литераторами и этнографами-
краеведами были записаны  образцы  башкирской  народной  несказочной  прозы.
Однако многие из этих записей не отличаются точностью, так  как  подверглись
литературной обработке, например, опубликованная  Лоссиевским  и  Игнатьевым
башкирская легенда «Шайтановы мухи».
      Систематическое собирание  и  изучение  устно-поэтического  творчества
башкир началось только  после  Великой  Октябрьской  революции.  Инициатором
сбора и  изучения  фольклора  стали  тогда  научные  учреждения,  творческие
организации, Вузы.
      В 1920-1930-е годы были опубликованы  на  башкирском  языке  ценные  в
художественном  отношении  тексты  башкирских  преданий-песен  в  записи  М.
Бурангулова, появились в печати на башкирском язык и в переводах на  русский
язык  социально-бытовые  предания,  расширившие  научные   представления   о
жанровом составе и
12345След.
скачать работу


 Другие рефераты
Развивающие игры и упражнения на уроках технологии
Стабилизация демографической ситуации на Земле
История великих географических открытий
Америка


 

Отправка СМС бесплатно

На правах рекламы


ZERO.kz
 
Модератор сайта RESURS.KZ